Ссылки

Кому теперь угрожают кадыровцы: Лорд против "пса Шведа"


Российский журналист, главный редактор сайта "Кавказский узел" Григорий Шведов сегодня подал заявление в Следственный комитет на угрозы со стороны спикера чеченского парламента Магомеда Даудова.

На выходных Даудов, один из ближайших соратников Рамзана Кадырова, также известный как Лорд, опубликовал в инстаграме пост, в котором пригрозил "псу Шведу" – это цитата – "вырвать пару клыков мудрости". Пресс-секретарь Кадырова Альви Каримов пояснил, что никаких угроз в тексте Даудова нет – он же пишет о "псе Шведе", а не о журналисте Шведове.

Члены Совета по правам человека при президенте уже пообещали обсудить выпад спикера чеченского парламента на ближайшей встрече с Владимиром Путиным. Это уже не первая угроза со стороны Кадырова и его ближайшего окружения.

На связи со студией Настоящего Времени главный редактор "Кавказского узла" Григорий Шведов.

— Сегодня власти Чечни, а, точнее, пресс-секретарь Кадырова Альви Каримов прокомментировал запись Даудова в инстаграме, сказал, что, по его мнению, угроз в ваш адрес там не содержится. Впрочем, не уточнил, в чей адрес, собственно, угрозы тогда содержатся, в той записи, где некому "псу Шведу" обещано было укоротить язык. Вы вообще как расцениваете эту запись? Вы воспринимаете всерьез это, как угрозу в свой адрес?

— Конечно, в России уже были убиты многие критики ситуации в Чечне, и в убийстве их, очевидно, фигурировали выходцы с Кавказа. Это и Борис Немцов, и Анна Политковская, и Наталья Эстемирова. Что касается самой записи, действительно, в тексте не упоминается ни моя фамилия, ни мое имя, но в заголовке упоминается "Кавказский узел". Поэтому соотнести между собой сокращенную мою фамилию и заголовок, очевидно, можно и нужно было пресс-секретарю Кадырова, чтобы понять, о ком идет речь.

— Послушайте, если глава чеченского парламента может открыто угрожать журналисту, то почему он не пишет его имя, а прибегает к таким иносказаниям? Кого он тогда опасается? Есть какая-то сила, которую все-таки боится Даудов?

— Ну, конечно, я полагаю, что Даудов рассчитывал, что никакого внимания к этой публикации со стороны других СМИ не будет, и в отличие от предыдущих своих публикаций, в которых он поливал грязью российских правозащитников, и он сравнивал с собаками различных других персон, здесь все-таки имеет место конкретная угроза насилием, поэтому это и есть именно тот рубикон, который нельзя было переходить.

Дело в том, что именно угроза насилием по российскому законодательству, конкретно по части 3 статьи 144 Уголовного кодекса России является воспрепятствованием профессиональной журналистской деятельности. И в этом смысле журналисты в России защищены больше, чем общественные деятели.

— Вы, наверное, уже были в Следственном комитете, я знаю, что были, следователь не посмеялся вам в лицо, когда заявление ваше принимал?

— Во-первых, слава Богу, я не обязан ходить сам в Следственный комитет, подать заявление могут мои доверенные лица, что и было действительно сделано, вы правы, заявление мы подали. Смеяться? Ну а что тут смешного?

— Ну вряд ли они в состоянии каким-то образом привлечь к ответственности Даудова сейчас, я не знаю, конечно, какой уровень следователей которые занимаются вашим делом.

— Посмотрим. На текущий момент они обязаны произвести проверку, они обязаны опросить меня по этому поводу.

— Скажите, "Кавказский узел" известное в Чечне издание? Насколько оно авторитетно именно в этом регионе?

— В Чечне "Кавказский узел" известен много лет. Такие объективные данные я могу сказать, хотя, конечно, вопрос лучше задавать не редактору "Кавказского узла", объективные данные таковы, что "Кавказский узел" довольно часто полощут, поминают в чеченских СМИ, и официальные лица не раз критиковали "Кавказский узел" за конкретные публикации. И мы такой критике, в принципе, благодарны, мы перепроверяем информацию.

Правоохранительные органы Чечни публикуют время от времени информацию о том, что они проверили данные "Кавказского узла". Как правило, конечно, они сообщают, что сведения "Кавказского узла" о, например, невыплате зарплат, не подтвердились. Но, безусловно, "Кавказский узел" известен, хотя по таким данным мы можем судить, не говоря уж о статистике нашей посещаемости, которая тоже явно свидетельствует о том, что жители Чечни, как бы запуганы они ни были, тем не менее, читают "Кавказский узел".

— Вы ожидаете, что у издания после такой пикировки с помощником Рамзана Кадырова возникнут трудности в работе в регионе у корреспондентов и у вас тоже?

— Главные трудности у нас уже в принципе возникли. Журналист "Кавказского узла" по сфабрикованному делу был осужден, и недавно, только в декабре Верховный суд, к сожалению, подтвердил решение районного суда. Жалауди Гериев был оставлен в заключении, 3 года он получил по сфабрикованному делу о хранении наркотиков.

— Что теперь с работой в регионе? У вас там фрилансеры есть? Я понимаю, что вы не можете рассказывать все нюансы работы в Чечне, но, наверное, о каких-то можете рассказать?

— Ну, конечно, я предпочел бы избежать рассказа о нашей работе в Чечне. Но на протяжении всего этого времени, с апреля, как наш журналист был похищен, и после того, как он потом был найден в правоохранительных органах, на протяжении всего этого времени, конечно, мы освещали разные случаи нарушения прав человека в Чечне. При этом мы несем ответственность за свои публикации.

— Григорий, по поводу ответственности. Насколько я понимаю, недовольство Магомеда Даудова вызвала информация о том, что он впал в немилость у Рамазана Кадырова, статья, которую вы писали несколько раньше. Вы изменили свое мнение относительно той информации, которую публиковали, или нет?

— Не знаю, все-таки какой вывод вы сделали, не могу его ни подтвердить, ни опровергнуть, но мы не меняли своего мнения ни по поводу одной из публикаций последнего времени. Когда мы совершаем ошибки, такое тоже бывает, мы делаем об этом дополнение в наших материалах.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG