Ссылки

В 2017 в Украине появится первый лоукостер, а через 5 лет – дороги, как в Европе. Что еще обещал министр инфраструктуры Украины


Новый министр инфраструктуры Украины Владимир Емельян рассказал в интервью Настоящему Времени о планах реконструкции дорог после войны, продаже одесского порта и появлении украинского лоукостера.

Тимур Олевский: Вы на посту только полгода, но, как понимаете, спрашивать теперь с вас будут за всех. И первый вопрос к вам от моей коллеги, ведущей итоговой программы "Настоящее Время. Неделя с Шахидой Якуб", которая только что вернулась из Украины. Там, среди прочего, Шахида снимала репортаж о судьбе одесских портов.

Шахида Якуб: Владимир Владимирович, первый вопрос: зачем вы собираетесь продавать буксирный флот порта? Это единственная статья, которая приносит порту доход, причем продаете вы, насколько я поняла, за очень маленькую сумму – 50 млн.?

Владимир Емельян: На самом деле все просто. Это обычное сопротивление местных элит, которые бы хотели сохранить коррупционные потоки и жить за счет государства, как это было во все времена. Министерство инфраструктуры сейчас проводит переговоры с DP World и Hutchison Ports, это два крупнейших портовых оператора в мире. И одно из условий вхождения DP World в Украину – это как раз они хотят отработать процедуры украинские на буксирном флоте в Одессе, а потом переключиться на один из больших портов Украины. Если у нас это все получится, мы получим качественно новый вид услуг в украинской морской индустрии, мы получим новые рабочие места и будем полностью интегрированы в мировую логическую цепочку.

Тимур Олевский: Правильно я понимаю, что Одесский порт сейчас в этом смысле для вас как полигон?

В.Е.: Скажем так, это не как полигон, это как раз одно из условий DP World вхождения в Украину, и мы в принципе готовы поддержать их в этом начинании. Это не только мнение Министерства инфраструктуры, соответствующую встречу с ними провел и президент Украины, и премьер-министр. Это стратегический инвестор.

Т.О.: Сейчас понятно, как зарабатывает деньги Украина на этих буксирах, то есть там есть разные схемы, но, по крайней мере, какие-то деньги попадают в казну, плюс есть рабочие места. DP World заходит – и что происходит?

В.Е.: На самом деле мало почему-то об этом говорят, спекулируют абсолютно на других нереальных вещах. Средний век буксиров – 35 лет. То есть это буксиры, которые уже через год-два-три будут списаны в утиль. Поступления в госбюджет от того, оперирует ли DP World или другая какая-либо компания, не изменятся. Я бы просто хотел напомнить тем людям, которые говорят, что "ах, мы продаем буксиры", что Одесский порт был государственным и стал уже давно частным. Он полностью в частных руках, и на самом деле единственные инвестиции, которые есть в морской отрасли, они сделаны частными инвесторами. Государство максимум что делает – это дноуглубление, которое сопровождается многими скандалами, что мы тоже останавливаем, приводим на систему ProZorro, чтобы каждая копейка tax au pairs была оправдана.

Ш.Я.: Скажите, пожалуйста, продажа этого буксирного флота будет транспарентная? Вы знаете компанию, которая собирается это купить?

В.Е.: Безусловно.

Ш.Я.: Тендер будете объявлять?

В.Е.: Я бы хотел, чтобы мы не спешили впереди паровоза. Сейчас у нас на этом этапе есть просто предложение от DP World, которое мы совместно с Одесским портом, с Фондом госимущества, с Министерством инфраструктуры и другими причастными ведомствами будем изучать. После того, как будет вынесено то или другое решение, мы сможем сказать, что да, это отвечает интересам государства или нет, не отвечает. Если отвечает, мы идем по стандартной процедуре.

Т.О.: Вы сейчас упомянули систему ProZorro, а мне интересно, как вы видите, какой эффект должна система ProZorro принести в работе "Укрзалізници", "Украинских дорог" – организации, которая, собственно, досталась вам сейчас по наследству не в самом лучшем состоянии.

В.Е.: На самом деле ProZorro по всей стране принесла уже порядка 8 млрд. гривен экономии. По "Укрзалізници" эта часть еще меньше, это порядка 200-300 млн. гривен. Но это существенный шаг вперед. Второе, над чем мы работаем – прозрачные тендерные условия, чтобы тендерная документация не была заточена под какого-то участника, который бы сразу мог выиграть по этим условиям. Это тоже большая коррупция, это тоже большое влияние тех или других групп, которые бы хотели сохранять условия игры на рынке неизменными, но я думаю, что мы будем успешными в этом тоже.

Т.О.: Владимир Владимирович, ваш сосед – Россия – не самый дружелюбный, мягко говоря, но, тем не менее, страна, которая тендеры ввела уже довольно давно, столкнулась с тем, что при абсолютно прозрачных тендерах все бизнесмены, близкие к потокам, научились этим пользоваться самыми разными способами. Тендеры позволяют прятать их, неправильно называть названия, собственно, условий продажи, которые там записаны. В общем, тендеры не спасают от коррупции. Вы не боитесь, что случится то же самое с ProZorro?

В.Е.: Вы знаете, я никогда не смотрел на Россию в качестве примера и давно уже не сравниваю Украину с Россией, я сравниваю Украину с Европой. И для меня критерий качества – если мы перейдем на европейские стандарты, если нам не нужно будет придумывать всяческие новые ухищрения, как не дать чиновникам или кому-либо другому украсть, мы должны создать эффективную, стабильную государственную систему, которая априори не будет порождать возможных механизмов незаконного обогащения людей.

Ш.Я.: А когда это случится, Владимир Владимирович? Когда вы дороги начнете чинить? Я вот проехала от Одессы до Мариуполя, и мне было ужасно больно в прямом смысле.

В.Е.: Ну это еще одно российское наследие, которое у нас есть, – дураки и дороги. Я думаю, что мы сможем его преодолеть в ближайшие 3-4 года. Как вы знаете, мы наняли эффективного польского менеджера, который возглавил "Укравтодор". Мы, наконец, в этом году проголосовали в парламенте, это тоже личная победа, я считаю, многих людей, закон, который долго не голосовался, о государственном дорожном фонде. И это инструмент системного финансирования украинских дорог. С 2018 года мы выйдем уже на планомерное наполнение этого фонда акцизами, и я думаю, что мы сможем показать европейское качество украинских дорог уже через 5 лет для украинских плательщиков налогов. По количеству, скажем, в этом году мы уже отремонтировали капитально более 1000 км, и надеемся, что этот темп будет сохранен и в 2017 году.

Т.О.: Скажите, у вас какие планы по реконструкции дорог в измученном войной востоке Украины, где дороги еще к тому же пострадали очень сильно от военной техники и, понятное дело, что страдать будут независимо от того, будете вы их чинить или нет?

В.Е.: К сожалению, агрессия России – это большой урон и личное горе не только для многих граждан Украины, но и для экономики страны. Мы уже в этом году отремонтировали так называемую военную дорогу из Харькова, мы в следующем году продолжим ремонт дорог с Мариуполя и также по восточной Украине. Безусловно, мы должны показать украинским гражданам, которые живут во временно оккупированном Донецке и Луганске, что Украина – это европейское качество, в отличие от Азии по ту сторону границы.

Т.О.: Как быть с транспортом в Луганской области, куда нет сейчас пока скоростного сообщения железнодорожного, и вообще попасть довольно трудно, труднее, чем в Донецкой области перемещаться?

В.Е.: Ситуация с точки зрения безопасности немного успокоилась, я надеюсь, и у нас не будет угроз террористических актов, поэтому мы надеемся в следующем году внедрить ряд скорых поездов. Постоянно на сегодня есть порядка 10 железнодорожных маршрутов пассажирского сообщения, в том числе и с Луганской областью, с Донецкой. Поэтому я думаю, что мы сможем это сделать в следующем году, будет уже скоростное сообщение.

Т.О.: Вы знаете, я еще хотел про ProZorro спросить и "Укрзалізницу" вот в каком разрезе. Были публикации не слишком давно, что "Украинские железные дороги" могут получить поставщика польского локомотивов и вагонов в ущерб производителю внутреннему своему. И это тоже в некотором смысле результат тендеров, они, наверное, чем-то лучше. Как вы думаете, это не повредит рабочим местам в Украине?

В.Е.: У нас четкая позиция с премьер-министром по этому вопросу. Приоритет – это национальный товаропроизводитель. Безусловно, "Укрзалізниця" должна выбрать стратегического партнера, который будет поставлять как локомотивы, так и вагоны пассажирские и грузовые для потребности железной дороги нашей страны. Тем не менее, буквально на прошлой неделе был окончен стратегический план развития ж/д на ближайшие 5 лет, после этого железная дорога должна провести тендер и определить, кто именно это будет. Даже если выиграет иностранная компания, обязательным условием будет размещение производства в Украине.

Ш.Я.: Владимир Владимирович, у меня вопрос еще о дорогах. Вы сказали, что поменяли менеджмент "Укравтодора". Вы же прекрасно понимаете, что поменяв менеджмент, надо еще поменять структуру компании для того, чтобы более эффективно работать. Потому что вы так хорошо, красиво рассказали о планах, и я надеюсь, что за 5 лет вам удастся устроить европейские дороги, просто мне не совсем понятен механизм, как это будет работать.

В.Е.: У нас, кроме создания дорожного фонда, который был проголосован в прошлом месяце, мы также проголосовали за соответствующий закон о децентрализации "Укравтодора", который предусматривает, что за государством остается 50 тысяч километров дорог государственного значения, все остальное будет передано на муниципальный уровень с соответствующим финансированием из государственного бюджета. Это №1. №2 – функции "Укравтодора" будут существенно обрезаны, он будет только заказчиком услуг. С этой целью – целью контроля качества — мы вводим систему FIDIC, которая работает во всем мире, а также систему Cost, которая впервые заработала в Южной Корее и сейчас работает в 8-ми странах мира, и мне приятно, что Министерство инфраструктуры пионер в этом, чемпион в этом процессе. Она предусматривает контроль за строительством дорог от начала до конца. Когда мы не получаем факт, что да, дорога плохо построена, и мы можем оштрафовать компанию, но дорога уже плохо построена. Мы будем контролировать строительство с первого дня до последнего, с ежедневным выездом инспектора по контролю на дороги.

Т.О.: Вам действительно кажется, что муниципальный уровень сможет контролировать качество дорог? Просто это же все зависит от самосознания людей.

Ш.Я.: Деньги на это будут выделять муниципалитету?

Т.О.: Деньги-то будут, судя по всему.

В.Е.: Деньги будут. Предусмотрено как раз, что независимый контролер качества – это, скажем так, непременное условие контракта. То есть ты не можешь строить дорогу, если у тебя нет оценщика качества этого строительства.

Т.О.: Еще важная одна тема, не хочется ее обойти. Возможно, у Украины появится безвизовый режим с Европой, а лоукостера в Украине так и не появилось. Какие перспективы появления лоукостера нормального в стране?

В.Е.: Лоукостер будет в следующем году, следите за новостями.

Т.О.: Будет? Вот просто точно вы говорите, да?

В.Е.: Да.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG