Ссылки

logo-print

"Узнала, каково это, когда к тебе подступает смерть": беженка из Абхазии отмечает День рождения дважды в год


Беженка из Абхазии, военный врач Кетеван Мчедлидзе второй раз "родилась" в сентябре 1993-го года, когда чудом выжила в авиакатастрофе. Гражданский самолет ТУ-154, который выполнял рейс Тбилиси-Сухуми во время грузино-абхазского вооруженного конфликта, был сбит при заходе на посадку ракетой, выпущенной с боевого корабля.

Из всех пассажиров заполненного почти под завязку рейса выжили 14 человек. Среди них была и Кетеван. Сколько человек было на борту - до сих пор точно неизвестно. Называются цифры от 130 до 150: медики, волонтеры, военнослужащие, сотрудники госбезопасности и журналисты. Грузинские силы к тому моменту уже были выведены из Абхазии, и летевшие этим рейсом люди должны были организовать вывод остававшихся там частей, мирных жителей и раненых.

"Самолет был набит битком, что называется, под завязку, - вспоминает Кетеван Мчедлидзе. - Мы заходили на посадку в Сухуми с моря. У берега стояло российское военное судно. Мы увидели на нем короткую яркую вспышку и тут же ощутили сильный толчок. Самолет стал крениться. Я закричала, что нас подбили. Кто-то начал меня успокаивать, мол, всю войну прошла, а тут паникуешь. В салоне стояло гробовое молчание. И вдруг внутрь, в хвостовую часть, начал проникать черный дым. Стало понятно - мы падаем".

Несмотря на отказ всех систем (рабочими оставались только элероны), пилотам все же удалось дотянуть до полосы. При ударе горящего лайнера о землю, у самолета отвалилась хвостовая часть. Кетеван сидела в переднем салоне, и все время, пока самолет падал, она оставалась в сознании.

"Кто-то начал мне говорить: вставай, вставай. Не знаю, кто это был. Внутри творился ад, - вспоминает Кетеван Мчедлидзе. - Я узнала, каково это, когда к тебе подступает смерть. Ты горишь, задыхаешься, боишься, но ничего не можешь поделать. Вокруг стоны, но ничего не видно – сплошной черный дым".

"Вдруг я заметила над собой полоску неба. Я встала и начала лезть к отверстию, хватаясь голыми руками за горящую обшивку самолета. Работал только инстинкт самосохранения", - рассказывает женщина.

Кетеван говорит, что в этот момент совсем не чувствовала боли. Как, впрочем, и в последующие дни, когда с травмами и тяжелыми ожогами оказалась на больничной койке.

Но на этом ее злоключения не закончились.

"Госпиталь, куда меня поместили, оказался в окружении. Постоянно велись обстрелы. Я была в шоковом состоянии. Боли по-прежнему не было, но был страх оказаться в плену, - вспоминает Кетеван Мчедлидзе. - В менее пострадавшую руку мне вложили "лимонку", и я была готова взорвать себя, лишь бы не попасть в плен. Вот так и лежала с гранатой. Все это время меня одолевали и страх, и радость от того, что выжила. Невозможно описать тот поток мыслей и эмоций".

Выбраться из окружения раненым помог "Красный крест". Кетеван покинула Абхазию на одном из последних кораблей с беженцами. И только тогда, говорит женщина, она внезапно почувствовала физическую боль от ожогов.

Вот уже более двадцати лет Кетеван вместе с двумя детьми ютится в военном городке на окраине Тбилиси. Ее супруг, тоже военный медик, скончался несколько лет назад. У Кетеван звание заслуженного ветерана, она почетный гость всех памятных мероприятий. Но при этом беженка и по сей день не имеет собственного жилья. Квартиру, которую ей, якобы, подарили за ее заслуги сразу же после войны в Абхазии, так на нее и не оформили.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG