Ссылки

"Мы никому не нужны": как сейчас живут пострадавшие во время "Норд-Оста"


Фигурант дела о захвате заложников в театральном центре на Дубровке частично признал свою вину. Слушание дела Хасана Закаева началось в Московском окружном военном суде. Закаев сам не принимал участия в захвате заложников. По версии прокуратуры, оглашенной сегодня в суде, Закаев входил в банду Шамиля Басаева, главного организатора теракта на Дубровке. Сам Закаев во вторник признал свою вину только в незаконном хранении оружия.

По версии следствия, Закаев доставил детонаторы, боеприпасы и взрывные устройства, которые использовали террористы в октябре 2002 года. Защита потерпевших считает, что Закаев не является основной фигурой в этом деле.

"Наша задача – выяснить подробности, уголовное дело не расследовано должным образом, – говорит адвокат потерпевших Каринна Москаленко. – Это было предметом нашей жалобы в Европейский суд по правам человека, который признал нарушение права на жизнь со стороны государства, государство не расследовало должным образом это преступление".

23 октября 2002 года террористы захватили в заложники 912 участников и зрителей мюзикла "Норд-Ост" с требованием вывести российские войска из Чечни. Через трое суток произошел штурм театрального центра с применением неизвестного химического средства, которое для многих оказалось смертельным. Террористы были уничтожены, а оставшиеся в живых заложники – освобождены.

Анастасия и Оксана – в то время ученицы 11 класса – на мюзикл пошли вместе. Спустя 14 лет, у молодых женщин серьезные проблемы с почками и пищеварительной системой. Обе не могут иметь детей.

"Мы обращались, лечились, чтобы нам помогли. Нам говорили – "Норд-Ост" это не диагноз. Мы никому не нужны. Нам до сих пор не сказали, что это за газ", – говорят потерпевшие Анастасия Медведева и Оксана Малышева.

Тогда во время спецоперации по официальным данным погибли 130 заложников, многие из которых скончались уже в московских больницах от последствий отравления. В результате применения при штурме спецсредства Дмитрий потерял во время теракта 14-летнюю дочь.

"Согласно медицинским экспертизам, медицинская помощь ей не оказывалась, а в материалах дела – короткая строчка: "в 13 часов вот сюда к автобусу подошли следователи прокуратуры и ФСБ, из салона был извлечен труп номер 11 в кавычках автобус, и положен лицом вверх для осмотра". Это все, что есть в экспертизе. Никаких хронических заболеваний не обнаружено. Причина смерти – жертва террористов," – рассказывает Дмитрий Миловидов отец погибшей девочки и член координационного совета "Норд-Ост".

Родные заложников провели собственное расследование – его результаты они изложили на докладе о событиях на Дубровке и ходе расследования. В 2012 году ЕСПЧ, на основе их жалобы, обязал российские власти выплатить пострадавшим в общей сложности почти 1 миллион 300 тысяч евро, и рекомендовал провести объективное расследование причин гибели заложников.

"Пуск спецсредства, которое привело к гибели людей, оно не могло произойти без ведома и без визы Владимира Владимировича Путина. Естественно, мы не снимаем вину и с оперативного штаба, с Проничева, Патрушева и выполнявшего приказ Тихонова. Но главный вопрос здесь к Владимиру Владимировичу Путину. Вопрос в том, сумела ли Россия пролезть в лазейку женевской конвенции по запрещению химического оружия", – говорит Дмитрий Миловидов.

Дмитрий уверен, следствие постоянно пытается скрыть истинную причину смерти заложников. За минувшие 14 лет распускались следственные группы, следственные действия приостанавливались, потерпевшие не допускались к материалам дела. На следующем заседании 24 ноября Хасан Закаев будет давать свои показания.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG