Ссылки

Расследование: уехал из Узбекистана за рубеж – попал в розыск. Кого и за что преследуют спецслужбы страны


Число граждан Узбекистана, которые объявлены в розыск силовыми структурами по подозрению в религиозном экстремизме, на сегодняшний день может достигать 40 тысяч человек, говорится в расследовании узбекской службы Радио Свобода.

Авторы утверждают: в список разыскиваемых часто попадают граждане, которые не имеют никакого отношения к экстремизму, а просто длительное время живут за границей.

Один из списков разыскиваемых с 30 именами (все из одного села с 25-тысячным населением) попал в распоряжение узбекских журналистов. В нем указаны личные данные разыскиваемых, а также имена, адреса и телефонные номера их родных (всего 57 номеров).

В отличие от силовых структур, журналисты смогли найти и поговорить с людьми из списка. Они утверждают, что не были в Узбекистане уже много лет и преследуются властями своей страны без оснований.

Бежать из Владивостока в Египет

33-летнему Шавкату (имя изменено) четыре года назад пришлось бежать от узбекских спецслужб в Россию и найти убежище в столице Египта Каире.

"Я прожил во Владивостоке 12 лет. В 2012 году правоохранительные органы Узбекистана объявили меня и моего младшего брата в розыск. Моего брата задержали в России, затем выдали Узбекистану. Несмотря на то, что он не был практикующим мусульманином, его приговорили к 9 годам по религиозным обвинениям. Потом задержали и осудили еще двух знакомых мне парней. Поэтому мне пришлось вместе с семьей бежать в Египет," – говорит он.

Шавкат планировал стать врачом. По его словам, после окончания школы в Узбекистане он подал документы в медицинский вуз, но поступил лишь на платное отделение. Из-за отсутствия денег он решил поехать в Россию на заработки, накопить определенную сумму и вернуться домой, продолжить учебу.

"Приехав в Россию, я постоянно работал на стройках. Отказался от мечты стать врачом. Познакомился с русской девушкой и женился на ней. У нас родились дети," – рассказывает Шавкат.

Он полностью отвергает обвинения узбекских спецслужб о его причастности к религиозным экстремистским движениям.

"Я ни в коей мере не являюсь членом какого-либо религиозного течения. Не поддерживаю действия боевиков "ИГ". Это противоречит нашей религии. Уже четыре года мы находимся в бегах. Я мечтаю лишь об одном – чтобы все эти скитания быстрее закончились и я смог жить спокойно," – говорит он.

Шавкат утверждает, что сотрудники узбекских спецслужб пытаются связаться с ними по телефону, чтобы узнать, где он находится и чем занимается.

"Два дня назад написали мне по WhatsApp," – говорит он.

Жертвы "Арабской весны"

Авторы расследования выяснили, что не могут вернуться в Узбекистан еще пятеро односельчан Шавката. Все они обучались в каирском "Аль-Азхар", одном из старейших в мире университетов.

По словам родственника одного из них, его племянник был объявлен в розыск четыре года назад. Тогда ряд арабских стран, включая Египет, был охвачен волной демонстраций.

"Он учился в Египте, затем остался работать там. Когда меня вызвали на допрос, я спросил у следователей: почему его подали в розыск? Мне сказали, что он длительное время не находился в Узбекистане. Племянник узнал, что его объявили в розыск, и переехал в Турцию. Он хочет вернуться домой, но опасается, что его могут посадить," – говорит он.

"После "Арабской весны" спецслужбы Узбекистана проводили штабные проверки в отношении узбекистанцев, находившихся в Египте и соседних странах. У нас действительно есть указание, по которому мы объявляем в розыск тех, кто длительное время не находился в стране. Это вопрос безопасности," – цитирует слова источника в правоохранительных органах Узбекистана узбекская служба Радио Свобода.

О розыске узнают случайно

Не все разыскиваемые знают, что в Узбекистане они объявлены в розыск, утверждают в своем расследовании узбекские журналисты. Например, отец 30-летней женщины, которая находится в списке разыскиваемых, удивился, узнав, что его дочь ищут силовые органы.

"Она уже четыре года вместе с мужем работает в Турции. Их дети вместе с родителями. Они не в розыске. Откуда вы взяли это? Дочь часто звонит мне, мы с ней общаемся," – заявил 57-летний мужчина в телефонном разговоре с журналистами.

Близкие 31-летнего парня, который уехал на учебу в Норвегию в 2006 году, тоже случайно узнали о том, что он числится в списке разыскиваемых:

"Три года назад мы увидели его фотографию в газете "На посту". Он был объявлен в розыск. Мы сильно удивились. Сотрудники милиции вообще ничего не сказали нам о причинах. Брат живет в Норвегии, у него все хорошо," – говорит собеседник.

Родственники в ответе

Среди тех, чьи телефонные номера были указаны в розыскном списке, оказалась и 55-летняя женщина: двум ее сыновьям пришлось бежать из России в Турцию, они подозреваются в экстремизме. Журналистам она рассказала о давлении со стороны властей.

"Приходят из милиции и ОМОНа. Перед каждым праздником они проводят обыски в моем доме. Люди в масках, без маски. Позорят меня перед соседями. Несколько раз вызывали в милицию, требовали найти сыновей. Муж не смог вынести такого позора, начал выпивать. Потом сильно заболел и умер в апреле этого года," – говорит она.

В Узбекистане родственники оппозиционеров и обвиненных в религиозном экстремизме людей находятся под пристальным вниманием властей. Это также подтверждается разговорами журналистов с родственниками разыскиваемых. Милиция проводит с ними рутинные "профилактические" беседы, их дома проверяются перед государственными праздниками или крупными мероприятиями.

***

В списке, попавшем в руки журналистов, указаны в общей сложности 53 телефонных номера. Авторам расследования удалось поговорить с 17 из них – все они близкие родственники "религиозников". Журналисты подсчитали, что если список разыскиваемых по религиозным причинам в маленьком селе с 25-тысячным населением состоит из 30 человек, то в масштабах Узбекистана, где проживает более 30 миллионов человек, число разыскиваемых может превысить 40 тысяч.

Масштабная борьба против религиозного экстремизма в Узбекистане началась в годы правления президента Ислама Каримова. Премьер-министр Шавкат Мирзияев, ставший врио президента после смерти Каримова, пообещал продолжить политику своего предшественника по борьбе "против разрушительных сил, неправильно трактующих религию".

Международные организации утверждают, что Ташкент неадекватно жестко реагирует на угрозу экстремизма, зачастую нарушая права человека. В последнем докладе Института экономики и мира "Global Terrorism Index 2016" Узбекистан вошел в список стран, где потенциальная угроза терроризма минимальна.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG