Ссылки

logo-print

Преодолеть барьер: как живут украинцы с ограниченными возможностями


"Спуск по пандусуну, а вот этот, конечно, страшен. Папа, не надо, я боюсь таких, не надо! У меня плохие ассоциации. Не надо такие места", – 28-летняя киевлянка Екатерина Смирнова пытается вместе с папой спуститься по пандусу. Она родилась здоровой и крепкой, к инвалидному креслу ее приковала некачественная вакцина. Екатерина работает переводчиком и журналистом, помогает другим инвалидам как волонтер, старается пользоваться всеми благами цивилизации, хотя очень часто они для нее недоступны.

"А теперь к банкомату. Чудеса инженерной мысли. Если ты, конечно не гигант, то ты туда не достанешь, вот моя высота, и все", – теперь Катерина пытается добраться к банкомату.

Большинство магазинов, аптек, банков, переходов, парков, исторических мест, некоторых улиц и даже целых районов для этой хрупкой девушки попросту закрыты.

"Собственно, мы лицезреем пандус. Вот он, и платформа, совершенно проржавевшая , которую мы можем использовать, чтобы безопасно спуститься. Мы не видим ни кнопок, ни человека, который должен обслуживать данное приспособление", – говорит Катерина.

Она признается: выйти из дому и куда-то добраться без сторонней помощи ей не под силу. Жизнь девушке могла бы упростить электроколяска. Но для семьи Екатерины сумма неподъемная, а государство помогает минимально – платит $60 в месяц: "Меня всегда смешит эта сумма, если бы, допустим, человек не работал. Плохо себе представляю, как можно на 1600 гривен, в принципе, в наши дни просуществовать, при этом как-то еще функционировать. Вот таким образом".

Полноправными украинцами не чувствуют себя и паралимпийцы. Даже после третьего места в общекомандном зачете на Паралимпиаде в Рио в этом году. Завоеванные 117 медалей – результат, полученный не благодаря государству, а вопреки ему.

"Эти тренажеры после того, как я пришел, 15 лет точно их не обновляли, я думаю, даже намного больше. По татами тоже, как мне помниться, не менялось много лет. За границей смотришь на те тренажерные залы, там очень много современного, и что делают, там достаточно интересно просто попробовать этот тренажер: как, для чего он, не знаем, зачем он", – сокрушается дзюдоист, серебряный призер Парлимпиады 2016 Дмитрий Соловей.

К серебряной медали на Паралимпиаде Дмитрий шел шесть лет. Занимался 10 раз в неделю. Достижения Дмитрия, как и других паралимпийцев, украинские чиновники оценили. Восемьдесят спортсменов получили денежное вознаграждение. Правда суммы в несколько раз меньше тех, что выплатили олимпийцам.

"В среднем, в 3 раза меньше получают паралимпийцы, чем олимпийцы, в 3 раза за каждую медаль. Такая же ситуация и по тренерам. Хуже обстоит ситуация с решением социально-бытовых проблем. У нас есть паралимпийцы, которые имеют очень, я бы сказал, грустные условия проживания . Отсутствие квартиры, проживание в общежитии, даже есть в интернатах учреждениях живут наши спортсмены с инвалидностью", – говорит уполномоченный президента Украины по правам людей с инвалидностью Валерий Сушкевич.

Помочь с жильем паралимпийцам местные власти пока только обещают. Тем временем в министерстве молодежи и спорта уже придумали, как побороть социальную несправедливость и платить всем спортсменам одинаковые вознаграждения.

"Было принято соответствующее постановление для поэтапного увеличения вознаграждений. Следующий этап будет в 2017 году, в 2018 году наши паралимпийцы и олимпийцы будут получать одинаковые награды. Это поддерживается обществом, это борьба с дискриминацией по отношению к спортсменам с инвалидностью, к людям с инвалидностью", – заявил советник министра молодежи и спорта Украины Павел Булгак.

А вот добиться конкретики от киевских чиновников по поводу адаптации города к потребностям инвалидов нам не удалось. Корреспондент Настоящего Времени несколько недель ждал комментариев разных департаментов городской администрации. В результате получили формальный ответ: "столичный транспорт к потребностям инвалидов адаптирован".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG