Ссылки

logo-print

"Здесь позволено ненавидеть": почему раны осетино-ингушского конфликта все еще не зажили


Российский телеканал "Звезда" российского Министерства обороны убрал из эфира фильм посвященный главе республики Ингушетия, герою России Юнус-беку Евкурову. Руководство канала даже принесло извинения на своем сайте и сообщили, что редактор программы уволен.

Поводом для такого решения стал фрагмент, в котором глава Ингушетии вспоминает события 24-летней давности – конфликт меду осетинами и ингушами в пригородном районе Владикавказа, столицы Северной Оcетии.

Глава Северной Осетии Вячеслав Битаров даже звонил первому заместителю администрации президента России Сергею Кириенко и заявил, что сюжет направлен на разжигание межнациональной розни.

И сам генерал-разведчик Евкуров тоже сказал, что ему жаль, что кадры с его участием "стали частью выпуска программы на "Звезде", что конфликт 20-летней давности давно исчерпан, осетинский и ингушский народы живут в мире, и не следует пытаться вбить между нами клин, и что канал позволил себе некорректную интерпретацию".

Даже спустя столько лет говорить о тех событиях очень трудно, а научиться это делать – очень важно. Журналист "Эха Кавказа" Вадим Дубнов, по просьбе Настоящего Времени посмотрел фрагменты передачи и объяснил, что именно в них некорректно и почему разразился скандал.

Вадим Дубнов: Все, что говорит Евкуров, – все так. Все, что говорит канал, – тоже так. Только это все, то, что так, это такая только маленькая часть большой мозаики, и без того, что представляет собой остальное это мозаичное поле, эта вся правда не имеет никакого смысла. Это упрощение, которое, действительно, будучи правдой, это та простота, которая хуже воровства, потому что в этом, собственно говоря, и опасность. Опасность не в обмане и даже не в желании разжечь межнациональную рознь, я не думаю, что это было как-то запрограммировано злонамеренно.

Настоящее Время: Скорее всего, это непонимание тех эмоций, тех чувств, которые люди испытывают.

Вадим Дубнов: Да, это просто вот такое журналистское упрощение. Я не знаю господина Маршала как журналиста. [Александр Маршал – российский певец и ведущий программы "Легенды Армии" на т/к "Звезда", в эфире которой рассказывалось об осетино-ингушском конфликте – НВ]

Настоящее Время: А в чем сложность этого конфликта, давайте тогда разберемся.

Вадим Дубнов: Сложность во многом. Сложность в том, что есть у этого конфликта история, и сложность в том, что как в подобных конфликтах история не имеет, в конечном счете, никакого значения. Потому что та история, которая у этого конфликта была, эта история осетино-ингушского, казачьего, российско-кавказского бытия, существования, сосуществования. Это все ужасно интересно, но это на самом деле к 1992 году имеет очень опосредованное отношение, как вообще все. История как всегда важна и влияет на события, но в 1992 году сошлись очень много факторов, которые к истории уже имеют меньшее отношение.

Настоящее Время: Спустя столько лет в Ингушетии и в Осетии вообще возвращаются к истории этого конфликта?

Вадим Дубнов: Конечно. Прежде всего, для Ингушетии история официального рождения которой как республики Ингушетия, она непосредственным образом связана с этим конфликтом, она ровесница этого конфликта, можно сказать. И для ингушей это очень важно, потому что, кроме того, что есть беженцы, кроме того, что есть безумное количество, десятки тысяч людей, которые были вынуждены переселиться.

Настоящее Время: Это люди, которые спустя 20 лет продолжают себя считать беженцами?

Вадим Дубнов: Нет, беженцы – это тоже очень сложная проблема, потому что, с одной стороны, они беженцы, и комплекс беженца сохраняется. Конечно, через 20 лет эти люди уже живут совершенно другой жизнью. И с третьей стороны, беженцы никогда не возвращаются, а в Ингушетии им удалось немножко вернуться, это достаточно любопытный случай. Есть некое общее представление, есть некая общая рана, мне не нравится слово "ментальность", но, тем не менее, для каждого ингуша это тема. Для осетинов это не так важно, для осетинов это некая такая обида на 1992 год, это легализация их комплексов по отношению к ингушам, это тоже есть. Потому что дружбы никогда не было, здесь позволено их ненавидеть, это как бы официально разрешено. Что справедливо и для другой стороны.

Настоящее Время: Тогда возникает вопрос: когда главы республик говорят, что конфликт забыт, и не надо вбивать клин между народами, создается впечатление, что на самом деле конфликт этот, может быть, и забыт, но некое напряжение существует, и только чуть клин вобьешь, как что-то может случиться. Это так или нет?

Вадим Дубнов: Знаете, здесь очень много плоскостей, потому что, с одной стороны, для федерального центра конфликт давно забыт, потому что, собственно говоря, для него он был интересен с точки зрения 1992 года в Чечне, то, что происходило в Чечне. Это давно изжито, это давно неактуально, понятно. То, что случилось в 1992 году, живет своей жизнью, которая не зависит от того, что было, когда конфликт затевался.

Настоящее Время: Когда Юнус-бек Евкуров говорит о том, что СМИ показывали [конфликт] однобоко в 1992 году – это, на ваш взгляд, справедливое замечание?

Вадим Дубнов: Это тоже правда, но здесь очень трудно понять, в таких конфликтах невозможно определить, кто первым начал. Потому что там была и провокация центра, которому был нужен повод для Чечни.

Настоящее Время: Вот я хотел на этот момент обратить внимание. Этот конфликт – это пролог к Чечне?

Вадим Дубнов: Это часть чеченской истории, это часть того, что происходило с 1991 по 1994 год.

Настоящее Время: И в этом смысле два народа стали отчасти заложниками этого конфликта, этой политики?

Вадим Дубнов: Скорее, ингуши стали заложниками этого конфликта, потому что ингуши были первыми ответчиками за Чечню. Но, опять же, то, что я говорю, – это тоже некоторое упрощение.

Настоящее Время: Я понимаю. Очень короткий вопрос. Когда теперь российские СМИ, сегодня, например, обозреватель Олег Кашин написал на сайте Republic, что если только начать об этом говорить вслух, про этот конфликт начать разговаривать на центральном телевидении, то он возникнет опять с новой силой, в села приедут люди с оружием. Это, на ваш взгляд, правда или нет?

Вадим Дубнов: Нет. Нет, это невозможно сейчас ни в какой степени, потому что есть взаимное недоверие между возвращающимися ингушами и осетинами, все это есть. Хуже или лучше не станет.

Настоящее Время: Как надо себя вести СМИ в такой ситуации, как вам кажется?

Вадим Дубнов: Не допускать упрощений. Если ты хочешь дать схему, то ты должен продумать эту схему.

Настоящее Время: Возвращаться к этим конфликтам нужно, на ваш взгляд?

Вадим Дубнов: Да. Обязательно нужно, потому что конфликт продолжается, конфликт не закончен, и мы не можем себе позволить, как пресса, делать вид, что его нет.

Настоящее Время: Когда люди проговаривают это спустя столько лет, его можно погасить просто разговорами, какими-то статьями, обсуждениями?

Вадим Дубнов: Конфликт невозможно погасить ни осетино-ингушский, ни армяно-азербайджанский. Невозможно погасить конфликт. Их нужно мониторить, нужно научиться говорить некие слова правильные, точные, главное – точные слова, не навреди, но и не позволь забыть о том, что он существует.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG