Ссылки

Колхоз уехал, село осталось: как выживает самая маленькая деревня Грузии


Пенсионерка Венера Гвиниашвили может дать фору многим молодым. В свои 84 она без труда затопит печь, таскает дрова и воду. Говорит: привыкла к такой жизни за неимением элементарных удобств.

В Парехе она оказалась в середине шестидесятых годов прошлого века, приехав сюда вслед за мужем. Тогда здесь строили колхоз и нужны были рабочие руки. На новое место в поисках трудоустройства и, отчасти, романтики, стекалась молодежь из разных уголков Грузии. Село, по словам пенсионерки, росло на глазах.

"Тогда здесь был свет, была вода. Даже радио у нас было. Работала начальная школа, до четвертого класса. Детишки бегали, стройка шла. Село было людным и шумным, примерно в шестьдесят хозяйств, если не больше", – вспоминает жительница села Пареха Венера Гвиниашвили.

Сегодня от большинства построек не осталось и следа. Уцелели два дома, один из которых, к слову, тоже готов вот-вот рассыпаться. Жителей можно пересчитать по пальцам одной руки. Все трое ютятся в одном доме. Покидать село они не спешат, да и идти им некуда.

"Куда нам отсюда уходить? Я, например, живу здесь со своим взрослым братом, у него задержка в развитии. Он привык к этому месту и в другом селе или городе ему будет сложно. Вот так и живем", – говорит Роза Далагонян.

Переселять Венеру и Розу с ее братом в другой населенный пункт, судя по всему, не планируют и муниципальные власти. Руководство Адигенского района, в состав которого входит Пареха, решило попытаться, ни много, ни мало, возродить село. Сюда недавно, впервые за 25 лет, была проведена вода, проложена дорога и даже появился указатель с названием села.

"Сейчас нам ремонтируют дом, уже поменяли крышу. Раньше, когда шел дождь, вся вода попадала внутрь. Теперь осталось электричество провести. Без света очень трудно. Мы уже забыли, что такое телевизор или магнитофон. Мобильный телефон из-за этого почти всегда выключен, так как я могу его зарядить только в ближайшем городе. Вот так случись что, даже позвонить не сможем", – рассказывает Роза Далагонян.

Электричество обещают провести через год. Если этого не случится, говорит Роза, то ни о каком возрождении села не может быть и речи. Коротание длинных вечеров при тусклом свете керосиновой лампы в XXI веке вряд ли кому-то покажется заманчивой перспективой.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG