Ссылки

Ждать денег "чуть дольше": чем закончились переговоры Украины и МВФ


Украина может остаться без очередного транша кредита МВФ, предупредила сегодня глава Нацбанка Украины Валерия Гонтарева. Это произойдет, если парламент сорвет график выполнения реформ, и Национальный банк не сможет гарантировать финансовую стабильность страны.

Что требуется от украинских парламентариев, и насколько серьезно надо относиться к словам главы Нацбанка. В студии Настоящего Времени Тимофей Милованов, заместитель председателя наблюдательного совета Нацбанка Украины.

— Насколько серьезно надо относиться к словам Валерии Гонтаревой?

— К словам центрального банкира страны всегда нужно относиться серьезно, потому что ни одна фраза не бывает выпущена просто так. В данном случае есть определенное сгущение красок и акцентирование одной фразы из многих в этом заголовке.

— А давайте произнесем другие, которые, видимо, в этот заголовок, кстати, который опубликовало издание РБК, не попали.

— Во-первых, Украина выполнила обязательство перед МВФ, и миссия сегодня уехала. И шансы получения транша у нас достаточно большие. Есть потенциальные проблемы с прохождением бюджета, что подчеркивала госпожа Гонтарева, и действительно есть возможность или вероятность того, что какие-то популистские меры будут приняты, и они будут показаны в бюджете, это, соответственно, нарушит выполнение обязательств перед МВФ.

— А какие это политические популистские меры? Речь идет о той самой земельной и пенсионной реформе, о которой говорила госпожа Гонтарева, или еще есть какие-то угрозы популистские, которые парламентарии могут себе позволить?

— Ну парламентарии могут позволить, сейчас есть запрос (он всегда есть) на поддержку. Вот повышение минимальной зарплаты, например, непонятно каким образом скажется на финансовой стабильности, недавний закон по поводу банка "Михайловского", который, с одной стороны, немного популистский, с другой стороны, структурно решает проблему. У нас есть требования по системным банкам, по разрешению, у нас есть требования по бюджетному дефициту. Эти все требования должны быть выполнены. Это идет с трудом.

— Позвольте, вас прерву, вы очень много перечислили важных пунктов, я сейчас даже не спрашиваю, с чем уехала миссия МВФ, мы оставим это на потом, давайте сперва с законом о банке "Михайловский". Сможет ли государство исполнить свои обязательства перед вкладчиками, с этим законом связанные?

— Ну там сумма не очень большая для экономики Украины. Грубо говоря, если упрощать, это где-то по 20 гривен с кармана каждого гражданина Украины, может быть, чуть больше. Но это 20 гривен с каждого, то есть выполнить-то мы сможем, а вопрос в том, не повлечет ли это за собой требований клиентов других банков, а потом уже и не банков и т.д.

Проблема в том, что были квазидепозиты, которые подписывались не с банком, а с финансовой организацией, на которую в принципе закон о гарантировании не распространяется, и эти операции не контролируются регулятором.

— То есть Центробанк никак не мог повлиять на эти подписи?

— Да. Но есть закон, который лежит в парламенте долго, о том, чтобы регулирование распространилось на это, и, к сожалению, парламент у нас не всегда быстро принимает все законы по ряду причин. Может быть, парламент и не должен быстро законы принимать, но эта проблема есть.

Соответственно, что банки пытаются делать, когда они в критической ситуации находятся — они пытаются уйти из-под регулирования и привлечь под достаточно большие процентные ставки дополнительный капитал, и, бывает, они разные вещи с этим капиталом делают. Они могут его заводить в банк, могут выводить.

А в любом случае потом оказываются обмануты вкладчики, эти вкладчики выходят на улицу, и государство пытается защитить этих вкладчиков. Это происходит за счет других налогоплательщиков, и даже если разовое решение — это не такая проблема, она создает в принципе прецедент, что другие вкладчики других обманутых даже не банков…

— Речь идет о том, что ведь не существует внятной и понятной системы страхования вкладов, которая бы могла регулироваться Центробанком от начала до конца.

— Но смотрите, банки регулируют. Если я сейчас куплю стиральную машину, и меня мошенники обманут, я подписал с какой-то кредитной компанией, которая на самом деле не банк и не кредитная компания, а просто написано – "кредитна спілка". Это мошенники. Должно государство возвращать деньги обманутому человеку? Неочевидно. И в данном случае это все находилось рядом с "Михайловским", с похожими названиями, и вкладчики оказались обманутыми.

— И вышли на улицы, и государство решило им помочь. Что на это говорят сотрудники миссии МВФ?

— Я не знаю, что они говорят по этому поводу конкретно, но я знаю, что в том же законе были приняты определенные меры, которые не позволяют организациям привлекать средства клиентов, если они не являются учредителями, если это четко не прописано в уставе. То есть это такой закон сладко-соленый или сладко-горький, он одновременно выплачивает обманутым вкладчикам определенных банков и в то же время он запрещает или пытается ограничить похожие ситуации от того, чтобы они повторялись в будущем.

— Насколько велико банковское лобби в парламенте, которое мешает принять эти законы, необходимые для регулирования?

— Я бы даже сказал, хорошее банковское лобби пытается прогрессивные законы принимать, разные ж банки есть, разные интересы. Кто-то хочет получать себе кредиты, выводить их, кто-то хочет продолжать обманывать, кто-то, наоборот, хочет четкие чистые законы.

Я видел огромное количество банкиров, которые действительно пытаются продвинуть положительные законы. Поэтому это не монолитная проблема, банковское лобби в Украине не монолитное.

— Отлично. Скажите, пожалуйста, вы договориться смогли с миссией МВФ о системообразующих банках?

— Я думаю, прогресс с системообразующими банками есть и будет, это критический момент правды, я думаю, я надеюсь, что он будет положительно решен в ближайшее время.

— У меня вопрос, и тут уж я максимально надеюсь на вашу искренность: все-таки с чем уехала миссия МВФ? Они дают деньги, которые стремительно тают в бюджете?

— Мы выполняем все требования, они попытаются дать. Есть технические сложности, это процесс, процесс занимает время, поэтому могут быть тут моменты. Но я думаю, фундаментальных проблем пока нет.

— Период, который придется подождать, пока деньги придут, уже примерно вам понятен или нет?

— Я думаю, чуть-чуть дольше, чем люди надеются.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG