Ссылки

Своя версия "иностранных агентов" для Украины. Как депутат решил спасти борцов с коррупцией от коррупции


В Украине сегодня мог появиться свой закон об иностранных агентах. Против него уже выступило представительство Евросоюза и организация Transparency International. Борцы с коррупцией утверждают, что закон усложнит им работу в стране. При этом автор закона утверждает, что его необходимость именно в антикоррупционной составляющей. Законопроект номер 5318 – под таким названием на сайте украинской Рады, внесенный на рассмотрение парламента.

Внес его депутат Юрий Деревянко. По закону Национальное агенство по предупреждению коррупции должно составлять перечень иностранных агентов. Борцы с коррупцией утверждают, что закон парализует их работу из-за дополнительной отчетности. Автор поправок уже пожаловался на поступающие ему угрозы. Юрий Деревянко в студии Настоящего Времени рассказал, зачем он внес этот закон.

— Две вещи уточним. Во-первых, есть ли словосочетание иностранные агенты в тексте этого закона?

— Нет, конечно. Ни агенты, ни иностранные агенты ни в названии, ни в любом тексте любого раздела закона этого нет.

— Второй вопрос: голосовала ли за него сегодня Рада, или его перенесли?

— Сегодня Рада не голосовала. Я обратился к спикеру с тем, чтобы его сегодня не ставили не рассмотрение, чтобы мы могли иметь время и пообщаться с нашими активистами, с нашими общественными организациями, и обсудить те вещи, которые требуется обсудить.

— Давайте тогда вернемся к сути закона. Что утверждают правозащитники и люди, которые профессионально занимаются борьбой с коррупцией. Они утверждают, что электронные декларации, которые надо подавать – дело неплохое, но огромная отчетность, которая сопровождает появление этого закона и возлагает на тех же ТИ необходимость подписывать буквально с каждым контрагентом, с каждым поваром на конференции, с каждым водителем, который оказывал услуги, бумаги, просто парализует их работу. Согласны с этим утверждением?

— Кроме пункта, который касается наших общественных деятелей, есть гораздо более важные пункты. Мой законопроект предполагает внести в закон о декларировании людей, которые находятся под большой угрозой коррупционных действий.

Сегодня мы избираем прокуроров, судей, милиционеров на конкурсных комиссиях. Мой закон предполагает, что все члены таких конкурсных комиссий тоже должны сдать декларации. Мы сегодня не доверяем никому: ни правоохранительной, ни судебной системе. У нас сегодня больше доверия к общественным деятелям, которые занимаются антикоррупционной деятельностью.

— Потому что много лет единственные в стране, кто занимался этой деятельностью, и достигли довольно больших результатов. Но самое важное в их деятельности: это то, что они заслужили определенное доверие у стран-доноров, которые выделяют гранты на борьбу с коррупцией. И теперь представительство Евросоюза, которое раскритиковало ваш закон, утверждает, что увеличенная отчетность по сложности и по форме не даст возможности выполнять свои функции или раздует штат. Разве это не так?

— Два слова насчет отчетности и насчет того, что вы утверждаете. Никаких норм об отчетности в законе нет. В законе есть нормы, которые могут теоретически трактоваться так, как трактуют сегодня наши общественные деятели:, что под эти требования могут попадать те, кто готовит кофе, сдает в аренду помещения, делает какие-то бизнес-ланчи. Это полный абсурд.

Всем же понятно, что никто не имеет в виду таких субъектов хозяйствования, таких предпринимателей или таких физических лиц. Никаких других требований относительно отчетности, относительно чего угодно нет. Это все вещи, которые часто используются для так называемой защиты своей позиции.

— Вы понимаете, тут как раз и возникла точка непонимания. Потому что в России, например, когда была попытка принять закон о волонтерах, он очень похож по принципу на тот закон, который сейчас вносите в Раду вы. Те самые волонтеры, которые оказывали помощь в самых разных ситуациях, говорили: вы-то нам зачем пытаетесь помочь? Мы помогаем, а вы нас пытаетесь зарегулировать.

— Я вас прошу не вводить зрителей в заблуждение и не сравнивать мой закон с российским. Ничего общего он не имеет с российским, тем более со страной-агрессором, тем более с теми, кто там вообще диктатуру устроил.

— Почему у вас не получилось договориться?

— Я думаю, что пропагандисты, которые сегодня наших активистов так вот назвали, они сознательно это сделали. Потому что ничего общего вообще не имеет. Даже когда вы говорите, что кто-то будет составлять какие-то списки – все совершенно не так.

— Вы договорились о какой-то дорожной карте с общественными организациями, чтобы сесть, обсудить этот закон? Какие следующие действия будут, когда этот закон будет обсуждаться, в каком виде он попадет в Раду?

— Да, конечно. Завтра мы участвуем в круглом столе и обсуждаем этот вопрос. Я думаю, что после круглого стола мы соберемся вместе со всеми представителями общественных организаций и договоримся. Ведь я так понимаю, что многие из них согласны, что члены общественных организаций, которые попадают в конкурсные комиссии, должны сдавать декларации.

— Это вы уже сказали, Юрий.

— Единственное, в чем мнение расходятся: все остальные должны сдавать декларации или не должны. При том, что они утверждают, что в налоговую они уже сдают. А я говорю: так почему вы их не хотите сделать публичными.

— Я понял, что завтра у вас круглый стол. Кто вас, извините, надоумил этот закон написать? Или вы сами решили, что он нужен?

— Меня никто не надоумливает. Моя позиция, начиная с первых моих дней в парламенте: мы плавно должны переходить к нормальному, цивилизованному обществу. И декларации должны сдавать абсолютно все. Мы начали этот процесс с топ-чиновников, потом среднего уровня чиновников. Я уверен, что со временем это будут делать все граждане Украины. Это нормально.

— Отлично. На этом я попрошу вас завершить и напомню одну новость, которая сегодня появилась. Петр Порошенко, президент Украины, сегодня выступал на Львовском финансовом форуме, и сказал, что военным не стоит сдавать декларации, потому что они с оружием в руках защищают родину. Следуя из ваших слов, сдавать должны абсолютно все, в том числе военные.

— Нет! Безопасность превыше всего, давайте не передергивать.

— Военные не должны сдавать декларации?

— С точки зрения безопасности и с точки зрения, что военные по соображениям безопасности не должны сдавать – пусть не сдают.

— И генералы в министерстве обороны тоже пусть не сдают?

— Должна быть отдельная процедура, которая касается конфиденциальности, защищенности. Я так понимаю, что президент имел в виду, что в той форме, в которой сдают все другие чиновники...

— А вы не хотите в своем законе добавить эту специальную строчку, раз сегодня президент об этом говорит, чтобы военных разделить на тех, кто сдает и не сдает? Чтобы не получилось, что генералы, которые, например, участвуют в коррупции, не ушли от ответственности, а люди, которые действительно воюют, и просто прямо сейчас заполнить декларацию, потому что они пулемет в руках несут, чтобы они не участвовали в этой отчетности?

— Я понимаю, что президент сказал какие-то свои умозаключения. Если есть политическая воля, то представители их фракции могут внести этот законопроект с теми мнениями, которые сегодня высказал президент.

Но если мы говорим серьезно, то я не вижу абсолютно никакой проблемы в том, чтобы те люди, которые несут большую ответственность за то, в каком обществе мы будем жить, кого из судей мы выберем, кого — прокурором, кого — милиционером, чтобы эти люди тоже имели колоссальный уровень доверия.

Потому что, к сожалению, тем более в регионах, очень большое количество людей точно не хотят это делать, и даже иногда злоупотребляют отношением к общественным деятелям, которые в этой сфере работают. Ничего плохого в этом нет, если они становятся прозрачными, подконтрольными обществу.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG