Ссылки

logo-print

"Это эпидемия, я не оговариваюсь". Эксперт о заражениях ВИЧ-инфекцией в России


Каждый пятидесятый житель Екатеринбурга заражен вирусом иммунодефицита человека. Первый заместитель начальника управления здравоохранения Екатеринбурга Татьяна Савинова сообщила об эпидемии ВИЧ в городе.

Днем в городском управлении здравоохранения уточнили: официально эпидемию никто не объявлял. Вечером мэрия распространила новый комментарий Татьяны Савиновой, в котором она избегала радикальных формулировок.

"В городе Екатеринбурге очень непростая ситуация по ВИЧ-инфекции. На сегодняшний день инфицированы 27 тысяч человек. Это составляет 1,8% населения города. Эта стадия характеризуется как генерализованная стадия эпидемического распространения ВИЧ-инфекции. Безусловно, вчера на пресс-конференции, когда был дан старт информационной кампании, эпидемия никакая не объявлялась", — сказала она.

Считается, что распространение ВИЧ инфекции зависит от общего уровня развития страны, но в абсолютных значениях, по количеству носителей, США обгоняют Россию. В Америке зарегистрировано около трех с половиной миллионов ВИЧ-позитивных людей, в странах Европы, более двух с половиной миллионов человек. В Украине с ВИЧ живет около трехсот тысяч человек, из них каждый второй не знает о своем диагнозе.

В России выявлено около миллиона носителей ВИЧ-инфекции, но в реальности число зараженных может быть значительно большим, считает медицинский директор фонда "СПИД-центр" Елена Орлова-Морозова.

— Сегодня стало известно, что, оговорившись, чиновник объявил эпидемию ВИЧ в Екатеринбурге. Надо сказать, что ВИЧ такая странная болезнь, которая присутствует все время рядом с нами, мы о ней как будто знаем, но о ней никто не хочет говорить. И становится публичной этой историей, публично скандальной только в двух случаях: когда кто-то из известных людей, как вот недавно ведущий "Дождя" Павел Лобков вслух признается, что является ВИЧ-позитивным, или как сегодня, когда сказали страшное слово "эпидемия". Почему так выходит, и как к этому относиться, к тому, что каждый день это не становится предметом обсуждения?

— Я считаю, что это большой минус, если не отсутствие, то маленькая профилактическая работа. Одним из направлений борьбы с эпидемией, я не оговариваюсь сейчас, я говорю это слово, является профилактика, то есть предупреждение новых случаев инфицирования.

Для того, чтобы этого не происходило, люди должны прежде всего знать и иметь настороженность. Мне хочется спросить – это нормально, когда в стране 800 тысяч людей инфицированы ВИЧ и это то, что нам известно? Это нормально, что умерло 200 тысяч человек – опять же, это только то, что нам известно? Не надо ли быть настороженным в этом отношении?

— Надо наверное сказать, что по некоторым оценкам в день умирает до 60 ВИЧ-инфицированных в России, 270 человек заболевают, по крайней мере выявляются вновь заболевшие.

— Я не знаю этих цифр, не могу ни да ни нет сказать, но определенно каждый год прирост вновь выявленных случаев на 10% выше с недавнего времени. Это обычное течение эпидемии, здесь нет ничего такого ужасного...

— Нет ничего удивительного для врачей, но для общества на самом деле есть. А ВИЧ-инфицированные в России, как, наверное, и в других странах, которые Россию окружают, все еще стигматизированные люди.

— А откуда стигма? Это неприятие, оно есть, действительно...

— Это из-за того, что передается половым путем?

— Из-за того, что в начале эпидемии болели, как считается, какие-то неправильные люди. Это были либо люди, употребляющие наркотики, либо это были мужчины, практикующие секс с мужчинами.

— Если спросить любого, никто не станет рассказывать о венерическом заболевании, которое перенес, иногда не говорит об этом своим партнерам: ни о сифилисе, ни о гонорее. И кажется, что ВИЧ стоит в череде этих заболеваний одним из них, поэтому об этом не говорят.

— И в этом тоже дело, действительно. При этом не надо забывать, что ВИЧ-инфекция все-таки – заболевание на сегодняшний день неизлечимое, поэтому страшное. И поэтому о нем не хочется ни думать, ни говорить, ни принимать его.

— Неизлечимое или поддерживающая терапия может продлить пациенту жизнь?

— Есть препараты, которые пациент принимает на протяжении всей своей жизни, это лечение пожизненное, как это слово плохо бы не звучало. Именно с того момента, как человек начинает принимать терапию, он огражден от заболеваний, которые могут присоединиться на фоне сниженного иммунитета. По математическим моделям, уже по некоторым примерам, поскольку в Америке они болеют с 80-х годов, инфицированные живут примерно столько же, сколько живут люди без ВИЧ-инфекции.

Да, у них появляются проблемы, связанные с возрастом, болезни возраста, но это совсем другое. Это не СПИД, у них СПИДа не бывает. Средняя продолжительность жизни примерно такая же, как у людей без ВИЧ.

— Кто болеет ВИЧ в России? Это только маргиналы или нет?

Нет, это совершенно разные люди. Если составить сегодняшний портрет пациента с ВИЧ-инфекции, то половина из них – люди, которые инфицировались путем потребления инъекционных наркотиков, но вторая половина – это люди с гетеросексуальной ориентацией. И чуть меньше двух процентов – это мужчины, практикующие секс с мужчинами.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG