Ссылки

"Политики всегда хотели, чтобы мы были на их стороне". Бывший гендиректор Первого канала Украины о причинах увольнения


Генеральный директор Национальной телекомпании Украины Зураб Аласания написал заявление об отставке. Свой пост Зураб Аласания занял после Майдана — он отвечал за реформу государственного телевидения и пытался создать в Украине Общественное телевидение.

Среди версий громкой отставки: попытки администрации Петра Порошенко влиять на редакционную политику Национальной телекомпании, а также личные обиды украинских чиновников высшего ранга, которым очень не нравились многочисленные расследования журналистов работавших в команде Первого национального телеканала.

Одним из самых резонансных проектов Первого национального телеканала Украины при Зурабе Аласания стала программа наших коллег по Радио Свобода — "Схемы". Проект задумывался как антикоррупционный. Уже вышло больше ста выпусков, их героями становились первые лица Украины и теневые магнаты.

О своей отставке в студии Настоящего Времени рассказал сам Зураб Аласания и журналист программы "Схемы" Наталья Седлецкая.

— Помню ваш кабинет после Майдана, у вас тогда было довольно много надежд на реформы на Первом канале, в том числе они касались серьезных кадровых изменений, изменений в политике канала. Когда-то еще ходили разговоры, что канал слишком раздут, что его продукт должен быть более популярен в Украине. Прошло два года. Для вас завершился ваш личный Майдан?

— Реформы и шли, и идут, и проходят и сейчас тоже. Только да, вы правы, это было слишком медленно, старая система сильно сопротивлялась и продолжает это делать и сейчас. Почему отставка: она связана с Евровидением, которое все эти процессы сильно ускорило. Законы не очень-то и поменялись.

— Подождите, это важный вопрос: что значит – "с Евровидением"? Это значит, что Первый канал как вещатель Евровидения попадет в руки другого человека, который будет более сговорчивым? Деньги интересные зашли, в чем причина?

— Дело не в интересах, дело в возможности договориться с властью. Я хочу привлечь внимание к этому. Это означает не воровство, отнюдь, надо просто ускорить процессы, которые позволят ускорить само Евровидение.

В чем проблема? В жестких законах, которые не позволяют свободно распоряжаться бюджетными деньгами. Хотя бы на время Евровидения их надо поменять. Все это идет очень-очень туго, я боюсь подвести страну, вот в чем дело.

— Правильно ли я понимаю, что ваша отставка – это вынужденная мера. Вы не с легким сердцем покидаете свой пост спустя два года?

— Так и есть. Мое сердце никого не интересует, включая и меня тоже. Важно чтобы дело делалось. Отставка должна привлечь внимание именно к этому.

— Некоторые заметили, что ваша отставка может быть связана в том числе и с расследованиями, которые выходили на Первом канале, в том числе и с программой "Схемы", которую делает Радио Свобода, и с другими расследователями, которые у вас делают свою программу. Дмитро Гнап у вас нередко выступает. Это обсуждалось как-то с уже теперь вашим руководством во время обсуждения вашей отставки?

— Проблема в том, что у меня нет руководства.

— У вас формально руководства нет, я это знаю. О том, что предстоит такое решение, вы обсуждали это с кем-нибудь, например в администрации президента Украины?

— Нет, разумеется. Именно поэтому я не могу себе представить, кто будет следующим, когда будет – понятия не имею. У меня с ними плохая коммуникация. Именно потому что было много расследовательских программ, потому что политики есть политики, они всегда хотели, чтобы мы были на их стороне. А мы не были на их стороне. И поэтому коммуникации нет и не было, и никакого давления в этом смысле тоже. Они могли звонить, они могли обижаться, ну и что?

Да, это была программа "Схемы" в том числе. Программа работала честно. Вы можете спросить своих коллег, вмешивались ли мы хоть раз за сто программ — ни одного вмешательства не было. Я требовал только журналистского качества. И оно было, вот и все.

— Неизменение законов накануне Евровидения, для того, чтобы облегчить вам доступ к расходованию бюджетных средств — разве это не давление?

— Нет, я думаю, это просто тупость системы, ее косность. Эта косность мешала точно так же во время реформ, поэтому так туго и глупо все это происходит. Но из-за "Евровидения" сроки очень сократились, а так все то же самое.

— Вы можете себе представить ситуацию, в которой что-то происходит, раздается звонок, или происходят какие-то события, вам что-то обещают и вы остаетесь на своем посту?

— Нет, однозначно. Но то, что вы говорите, должно произойти. Не звонок — страна должна зазвенеть. "Эй, слушайте, мы что, Евровидение теряем?", "Эй, слушайте, мы что, не получим общественного вещателя в следующем году?". Вот это должно произойти. Общественность должна вздрогнуть, как она не вздрагивала эти два года.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG