Ссылки

logo-print

"Путин доволен своей политикой и ее результатами". Редактор "Контрапункта" об отношениях России и США


Глава Чечни Рамзан Кадыров пошел вразрез сигналам из Кремля. В своем инстаграме Кадыров указал, что лидеру "Ночных Волков" Александру Хирургу Залдостанову не нужно извиняться перед режиссером Константином Райкиным по требованию Кремля.

До этого самый известный российский байкер утверждал, что Райкин хочет превратить Россию в сточную канаву. Извиниться байкеру посоветовал Дмитрий Песков, который неожиданно заступился за Константина Райкина, критиковавшего Министерство культуры и "погромщиков" современного искусства. Пресс-секретарь президента России Владимира Путина сделал еще ряд громких заявлений, похожих на окрик.

Закрытие выставки Джока Стерджеса в Центре фотографии имени Люмьер при участии "офицеров России" – хулиганская выходка, заявил Песков, а про критику государственной цензуры режиссером Андреем Звягинцевым заметил – "Здорово, аргументированно написал!"

Путин удивлял специалистов по внешней политике. Началось все с публикации агентства Bloomberg, которое, ссылаясь на свои источники, рассказало об окрике в адрес военных от президента за имитацию атаки российского истребителя на американский командно-штабной корабль Mount Whitney в Черном море. Путину сказали, что американцы заслужили подобного отношения – на что последовало резкое "Вы с ума сошли?".

Выступая на заседании Валдайского клуба накануне, Путин отрекся от слов главного российского пропагандиста, телеведущего Дмитрия Киселева, о превращении Америки в радиоактивный пепел, произнесенных два года назад.

"Бряцать атомным оружием – самое последнее дело. Это вредная риторика, и я ее не приветствую. Но надо исходить из реалий, исходить из того, что ядерное оружие является фактором сдерживания и фактором обеспечения мира и безопасности во всём мире. Нельзя его рассматривать как фактор какой бы то ни было потенциальной агрессии, потому что это невозможно, это означает конец вообще существования всей нашей цивилизации, наверное", – сказал Путин.

Кроме этого Путин исключил возможность глобальной войны и призвал с подобающим уважением относиться к выборам в США.

"Америка – это какая-то "банановая страна", что ли? Америка – это великая держава. Если я не прав, поправьте меня, пожалуйста", – сказал он.

И про Украину Путин вспомнил, сказал, что не прочь дополнить Нормандский формат Америкой, заверил, что уважает иностранный капитал инвесторов, в том числе и украинских, в том числе и конкретно президента Украины Петра Порошенко, у которого в Липецке кондитерская фабрика.

На фоне этих выступлений продолжается война в Сирии и в Донбассе, российский авианосец идет по Средиземному морю, силы НАТО перебрасываются на восток Европы.

Аналитики, которые следят за этим, кажется, растерялись. Одни говорят об еще большем закручивании гаек, отключении интернета и закрытии границ. Другие – о выборе нового курса на политические и экономические свободы. Что все это значит? Есть ли в изменении риторики реальное изменение курса? Проверим реальность вместе с главным редактором журнала "Контрапункт" Марией Липман.

— Я думаю, что для оттепели нету оснований, и я думаю, что не нужно вообще слишком сильно концентрироваться на тех словах, которые говорятся. Сегодня сказаны одни слова, завтра – совершенно другие.

— Так, Мария, извините, я вас прерву. Я хочу вам одну цитату привести, чтобы сейчас мы вернулись к теме выстраивания новых, как мне кажется, отношений между Россией и США, которую… это перевод интервью Сергея Иванова, данное изданию Financial Times в интерпретации модного московского телеграм-канала политической криптологии под названием "Незыгарь". И говорит Сергей Иванов примерно следующее: "Мы всегда готовы к реальной политике, мы готовы к этому, нужно просто подождать окончания предвыборной кампании, нам нужно подождать пару недель, нам просто нужно набраться терпения". Не раз, кстати, в этих же кругах людей, которые внимательно следят и, может быть, знают больше, чем уж точно я, говорилось, что и Сергей Иванов – человек, который, на самом деле, брошен на выстраивание новых отношений с новой будущей администрацией Хиллари, которую побаиваются, лучших отношений, лучше, чем сейчас. И, в общем-то, говорят, что Россия уж слишком долго ставила на американских правых, а сейчас ищет дружбы среди неоконов и демократов. Как вам кажется, есть такое ощущение, что Россия готовится к работе с новой администрацией Хиллари, хочет с ней работать в добрососедских отношениях?

— Вы знаете, у меня нет такого ощущения, и главным образом мне кажется, что тут не все зависит от самой России. Мне кажется, что за последнее время в американском истеблишменте сложилось очень негативное представление о России и о том, какую именно политику нужно вести, а именно жесткую. Хиллари Клинтон – представитель истеблишмента, просто сама истеблишмент до мозга костей. Способна ли она сама на какую-то инновационную политику, как-то все забыть и выстраивать отношения на какой-то новой основе?

— Сомнения есть, да?

— У меня очень серьезные в этом смысле сомнения. Ей нужно преодолевать, все-таки надо иметь в виду, что если Хиллари Клинтон станет президентом, это не президент Российской Федерации, это президент, у которого есть сдержки и противовесы, у которого есть оппозиция, у которого есть Конгресс. И если бы даже как-то ей взбрело в голову, на что я совершенно, как-то, мне кажется, нет никаких оснований…

— Но она как авианосец, она не может развернуться на полном ходу больше, чем на два градуса.

— Я думаю, что есть не только она, а установка в Соединенных Штатах на сегодняшний день доминирующая.

— А Путин может повернуть на ходу так, как вам кажется? И хочет ли он сейчас, и вынужден ли он сейчас повернуть?

— Мне кажется, что нет. Но главным образом мне кажется, что мы про это ничего не знаем. Все потому, что мы с вами рассуждаем о том, что сказал Сергей Иванов Financial Times, а все-таки у нас, если мы уже основываемся все-таки на словах, потому что ничего другого мы не знаем, только что президент сам провел чуть не трехчасовую беседу на Валдайском форуме. И как мне представляется, тот месседж, который он посылал аудитории и главным образом, конечно, Соединенным Штатам, потому что все-таки именно с этой страной у нас тяжелый кризис в отношениях сейчас, он в чем состоял, собственно? Что мы все совершенно делаем правильно, наша политика, безусловно, верная, если какие-то наши шаги кажутся слишком жесткими или неприглядными нашим американским партнерам, которых Путин называл даже друзьями в этой беседе, то это потому, что они нас провоцируют. То есть они неправы, вся вина на них, они нас провоцируют, и мы должны защищать свои национальные интересы. Мне представляется, что этот месседж если о чем-то свидетельствует, то о том, что Путин доволен той политикой и ее результатами.

— Это одна часть монолога информационных агентств, у которых может складываться картина потепления, которую вы только что разбили в пух и прах, развеяли наши ожидания. Теперь другие ожидания – это заявление Дмитрия Пескова в отношении деятелей культуры. Тут он заступился перед Константином Райкиным, перед Хирургом Залдостановым и предложил ему извиниться. Человек такой Хирург Залдостанов, лидер "Ночных волков", человек неоднозначный, прямо скажем. Второй раз он заступился за искусство вообще и предложил движению "Офицеры России", довольно криминальной структуре, не заходить и ничего не закрывать, никакие выставки, сказал, что это неприемлемо. Это что, на ваш взгляд?

— Это говорит Песков в интервью, он говорит это словами. Когда, собственно, случился погром и в галерее Люмьер, и в Сахаровском центре, а где был Песков со своими мнениями, когда это произошло? Почему он хотя бы, опять-таки, но он не правоохранительный орган, он не…

— Так это-то и удивило, что он долго ждал, а потом высказался в один день сразу по широкому кругу вопросов: от Райкина до Люмьер. И такое впечатление, что он просто испугался за этих людей, просто испугался, что люди более маргинальные в какой-то момент их настолько забьют в угол, что Песков останется, извините, обедать один.

— Я не думаю, что Пескову не с кем пообедать. Песков – человек очень влиятельный, и я думаю, что охотников с ним обедать достаточно. И едва ли он все-таки обедает с сотрудниками центра Сахарова, не знаю про галерею Люмьер. Тем не менее, все-таки я бы обратила внимание, это случилось совсем недавно, оба погрома, и мы что-то не слышали, что он так потрясен и так возмущен тогда, когда ему не задавали это в качестве вопроса в интервью, а когда это просто произошло и было в новостях. Но я думаю, что не словами Пескова это управляется. Если будет нужда этих людей приструнить, это должно делаться где-то совершенно на другом уровне и не в публичном интервью.

— А, может быть, Песков попросил, потому что не может другими способами воздействовать на правоохранительные органы и силовиков, таким образом посылает сигналы?

— Я бы еще обратила внимание на реакцию самого Залдостанова, который не сказал...

— Сказал: "Извиняться не буду" Дмитрию Пескову.

— Тем не менее, сказал что-то такое как-то, чуть-чуть, по крайней мере, сдал назад. Давайте посмотрим: если мы проживем с вами несколько месяцев, и не будет таких подобных акций неформального насилия, тогда можно будет говорить о том, что кто-то где-то принял соответствующее решение и этих людей пытаются приструнить. А эти слова – этого недостаточно.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG