Ссылки

"Украина хочет быть субъектом переговоров, а не объектом": что значат слова Путина об участии США в мирном урегулировании


Владимир Путин не исключил участия Соединенных Штатов в процессе урегулирования конфликта в Донбассе. Выступая на ежегодном заседании Валдайского клуба, президент России впервые за все последние годы сказал, что "не против привлекать кого бы то ни было в том числе и наших американских партнеров".

Новый поворот в подходах Кремля к урегулированию войны совпал с очередным сюрпризом от властей самопровозглашенных республик на Востоке Украины. Назначенные властями этих образований местные выборы отложены на неопределенный срок.

Соответсвующие указы обнародовали канцелярии Игоря Плотницкого и Александра Захарченко. Планировалось, что голосование пройдет уже совсем скоро — 6 ноября. Это уже не первый перенос выборов.

Ранее дату голосования назначали на июль. Тогда отмена выборов совпала с первым, после берлинской встречи "Нормандской четверки", заседанием трехсторонней группы в Минске.

Одна из тем, которую обсуждали в столице Беларуси — отмененнные выборы. Украина считает, что до полного вывода из отдельных районов Донецкой и Луганской областей, как их называют, иностранных вооруженных сил, без полного контроля Украины над собственной границей с Россией о выборах не может быть и речи. Сепаратисты и Россия напротив, во главу угла ставят политический аспект, требуя изменений в конституцию Украины, закрепления особого статуса Донбасса и собственно проведения выборов.

Что означают последние новости из Донецка и Луганска — сепаратисты сдают позиции и готовы к компромиссу, мы спросим у бывшего представителя Украины в политической подгруппе контактной группы Романа Бессмертного.

— Сепаратисты отменяют выборы, второй раз. Это последствие мирных переговоров?

— Это не второй, это следующий раз. В чем здесь дело? Это будет использоваться как аргумент: "видите, мы отменяем". Но юридически не решение об их назначении, ни об их переносе или отмене не имеют абсолютно никакого отношения к Минскому процессу.

Минский процесс, договоренности, которые были достигнуты в Минске, гласные и негласные, говорят о том, что только закон Украины должен регулировать решение о проведении выборов, их проведение, контроль над ними, финансирование выборов и так далее. Поэтому все эти маневры — только политические, чтобы использовать их как какой-то аргумент.

— А давайте теперь подоплеку посмотрим: я ее опишу, как я ее вижу, а вы со мной согласитесь или не согласитесь. После встречи в "Нормандском формате" в Берлине опять заговорили о том, что Украина попытается выполнить тот пункт Минских соглашений, на котором отчасти настаивает и Путин, и, судя по всему, уже и Запад: сперва изменение в законодательстве Украины, после этого — гарантии безопасности.

Таким образом, выборы, проведенные сейчас у сепаратистов, сделали бы их нелегитимными, но видимо они ждут, что в ближайшее время это можно будет сделать на легитимной основе, и им это выгодно: перенести на некоторый срок, они не говорят на какой. В чем я неправ?

— Первый момент, на который нужно обратить внимание: первые три пункта Минских договоренностей не выполнены. Поэтому даже говорить о силе работы политической подгруппы невозможно. В Минских договоренностях говорится о том, что только после решения трех первых пунктах начинает работу политическая подгруппа.

— То есть фактически она не работает?

— Она фактическая не работает. Это была проявлена в свое время добрая воля Украины– начать работу этой подгруппы, рассчитывая на то, что противная сторона пойдет навстречу и согласится создать группу по контролю над границей, которая, как политическая подгруппа, предварительно разрабатывала бы какие-то методики, решения и так далее.

С этой точки зрения говорить о том, что политически руководство Украины примет решение о каком-то движении по пути разработки официальной, тем более внесения на рассмотрения в парламент документов, касающихся проведения выборов, амнистии, конституционной реформы — нет, Украина и так забежала за красные флажки.

— Единственное уточнение — как вы считаете, хотят ли лидеры сепаратистов Плотницкий и Захарченко стать легитимными политиками на этой территории?

— Для них уже все понятно. Их дни сочтены. И то, что происходит в Луганске и в Донецке, свидетельствует о том, что они не устраивают не только Кремль, и но и уже кланы, которые созданы возле них. Они прекрасно понимают, что сегодня любая позиция, касающаяся официального проведения выборов, фактически приведет к возрастанию конфликта внутри.

Еще один момент — эти решения о переносе, объявлении как правило принимались всегда за сутки до Минского процесса. Для чего это делалось — чтобы там спровоцировать дополнительную дискуссию.

То, что и произошло – берлинская встреча, потом ровно за сутки до того, как встретились в Минске, опять какие-то телодвижения по решениям относительно выборов.

Первое, что нужно сделать – не обращать внимания на это. Потому что никакой юридической силы и никаких последствий это не будет иметь ни для минского процесса, ни для Нормандской группы, ни для Украины в целом.

— Еще один вопрос, и я опять начну с предположения. В 2014 году в эти же дни в октябре на Валдайском форуме Владимир Путин говорил — раз Америка и так участвует в политической судьбе Украины, то пусть она даст Украине 1,5 млрд долларов, и они вернут нам деньги. Он указывал, что те люди, которые за вас отвечают, простите за вульгаризм, пусть они мне и заплатят. Звучало это почти так. Сейчас, когда Владимир Путин приветствует участие США в "Нормандском формате", он хочет, чтобы ему деньги вернули? Или есть еще какие-то мотивы?

— Он прекрасно понимает, и Берлин показал, что в Берлине на самом деле были пять против одного. Все прекрасно понимают, что без президента [США Барака] Обамы и министра иностранных дел Великобритании [Бориса] Джонсона даже этой встречи бы не было. Это была первая встреча в рамках "Нормандского формата", где были три против одного, и несомненно то, что составляющей частью и продолжением Нормандского формата был разговор по Сирии. Там уже точно были пять против одного. Он прекрасно понимает, что нужно каким-то образом апеллировать к США.

Речь не ведется о 1,5 млрд, о 3 млрд. Он прекрасно понимает, что те 3 млрд – это была плата Януковичу за предательство. И украинская сторона в этом отношении заняла абсолютно четкую позицию – мы готовы обсуждать этот вопрос, но на равных принципах, которые обсуждались с МВФ, с другими инвесторами.

— А у вас есть предположения, зачем Путину за стол переговоров сажать еще одного противника? США вряд ли будут поддерживать его? Или мы чего-то не знаем?

— Появление в "Нормандском формате" Суркова свидетельствует о том, что он [Путин] уже не может держать одновременно две-три и более площадок. Он прекрасно понимает, ведь на самом деле Сурков занимался...

— Он хочет свести все площадки воедино?

— Для него есть спасение в том, чтобы все свалить в кучу и начать торговаться: Украина — Сирия, Украина — Нагорный Карабах и так далее.

— То есть Путин хочет больших переговоров по-прежнему о мировом пространстве с участием тех лидеров, которые, по его мнению, принимают решения?

— Он изначально делал ставку на новый Потсдам. Помните разговоры?

— Помню. Скажите – а Украине хотелось бы увидеть США в "Нормандском формате"?

— Украине хотелось бы стать субъектом больших переговоров, а не объектом. На сегодняшний день говорить о том, что Украина достигла своей цели очень тяжело. Поэтому переговорный процесс — это путь субъективизации Украины в международной политике.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG