Ссылки

logo-print

Почему сошел с ума Станислав Клых: свидетельство бывшего сокамерника украинского политзаключенного


Верховный суд России рассмотрел апелляционную жалобу на приговор двум украинцам: Николаю Карпюку и Станиславу Клыху. Их осудили в Грозном на 22 с половиной и 20 лет соответственно. Российский суд оставил приговор украинцам без изменения. В суд приехала бывшая заключенная Надежда Савченко, ныне депутат.

Никто — ни сторона защиты, ни сторона обвинения не рассчитывали, что приговор грозненского суда будет пересмотрен, рассказал корреспондент "Радио Свобода" Антон Наумлюк.

Адвокаты дали оценку заседанию: алиби, документы и свидетельские показания, подтверждающие, что зимой 1994-1995 годов они не были в Чечне, а были в Украине, где отмечали Новый год со своими семьями. Эти свидетельства — не новые, адвокаты демонстрировали документы во время процесса в Чечне.

В Чечне эти документы не приняли, и теперь Верховный суд приобщил их к материалам дела. Суд учел почти все ходатайства защиты, но оставил приговор без изменений. Адвокаты рассчитывают, что теперь дело с приобщенными документами пойдет в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Ажиотаж на суде вызвало появление Надежды Савченко. Ее приехали снимать журналисты нескольких российских телеканалов. Сотрудники российских СМИ атаковали ее вопросами, но она не отвечала. Единственный комментарий она дала уже после решения суда.

"Я приехала в Россию с одной целью: поддержать ребят. Потому что знаю, что это такое, сама проходила этот путь. Только ради Миколы и Стаса, чтобы увидеть их и сказать пару теплых слов, а не общаться с прессой", — сказала она.

Адвокат осужденных Илья Новиков добавил, что Савченко приехала показать, что срок в 22 года — это не окончательное решение.

Здоровье Станислава Клыха, учителя из Украины вызывает серьезную тревогу. Правозащитник Зоя Светова утверждает, что он сошел с ума от пыток. Об этом говорят и журналисты, которые видели, как изменилось поведение Клыха во время процесса. Он говорит бессвязными фразами и не узнает людей. Суд признал его вменяемым. Мы нашли сокамерника Клыха, жителя Грозного Ильяса Татиева, который видел украинцев в январе 2016 года в Верховном суде Чечни. Вот что он рассказал:

— Это было в январе 2016, меня привезли в Верховный суд в Грозном по условном-досрочному освобождению. Там была очередь: смотрели дело ребят, которые, по-моему в Сирию уехали, перехватили их. И мне сказали в комнате ожидания подождать. Там у них полуподвал такой, там есть камеры для ожидания.

Туда я спустился, и там встретил Николая, второго звали Станислав. Двое ребят с Украины, Клых и Карпюк, там я с ними познакомился.

Я спросил у охранников – кто это, что это. Они сказали, что это ребята с Украины, которые в первую чеченскую кампанию воевали на стороне Ичкерии, и что их где-то в России, по-моему в Курске или в Белгороде якобы задержали, и доставили сюда. И здесь проходит суд над ними.

Там я попытался с ними познакомиться. Коля молчал, очень тяжело он шел на диалог, а Станислав вел себя неадекватно. Он там кричал: "Путин олух царя небесного", разбрасывал мусор и так далее.

Я спросил у охранников – что с ним? Они говорят, что его возили во Владикавказ на какие-то следственные действия. И когда его оттуда забирали, он уже был такой неадекватный. После пыток, якобы, он сошел с ума. После тех допросов, которые были во Владикавказе, так мне объяснили.

— А он сам не объяснял, что с ним делали?

— Нет, он ничего не говорил, он только вел себя неадекватно.

— Ему какую-то помощь оказывали медицинскую?

— Относились к нему хорошо, можно сказать. Если он просил курить – давали курить. Если он просил воды – давали ему воды. Охранники его жалели. Вот то, что я видел.

Затем я уже понял, что невозможно с ним будет находиться в одной камере. Они меня и Николая перевели в другую камеру, а его оставили одного. Я там слышал, как он кричит, что-то воет, и так далее. Жалко конечно было парня. А с Николаем попытался заговорить. Он такой весь в наколках, и очень тяжело шел на диалог.

Еще один раз я с ними пересекся в СИЗО, это было недели через две. Они сидели в спецблоке, на втором этаже СИЗО Грозного, там в основном содержатся НВФники и так далее, боевики. Когда мы ехали на суд, мы с ними в коридоре пересеклись. Станислав также неадекватно себя вел. Мы спустились в камеру ожидания, его опять посадили отдельно. Я спросил – что у него. "У него все прогрессирует и прогрессирует его болезнь", сказали мне.

— Но его так и не отправили на лечение?

— Я точно не знаю, но по-моему нет, его никуда не водили.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG