Ссылки

Эксперт: "Роснефтегаз" – это статья 160 УК РФ, за нее причитается до 10 лет тюрьмы"


Эксперт по нефти и газу, партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин считает, что "Роснефтегаз" и менеджмент компании, в частности Игорь Сечин, напрямую нарушают законы России

Газета "Ведомости" опубликовала расследование о том, как компания "Роснефтегаз" скрывает свои доходы от правительства. Речь идет о десятках миллиардов рублей.

"Роснефтегаз" аккумулирует доходы от топливно-энергетических гигантов – "Роснефти", "Газпрома" и "Интер РАО". Совет директоров "Роснефтегаза" возглавляет Игорь Сечин. В руки журналистов попала переписка чиновников, которые хотят получить деньги компании в бюджет, но просто не понимают, сколько их там, этих денег. Все свои вопросы "Роснефтегаз" якобы решает напрямую с президентом Владимиром Путиным.

"Это черная дыра, которая живет по своим правилам. Почему "Роснефтегаз" не отвечает на письма собственника, а шлет все Путину, будто он собственник, непонятно", – говорил в статье один из собеседников газеты.

Эксперт по нефти и газу, партнер консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин считает, что "Роснефтегаз" и ее менеджмент напрямую нарушают законы России, а президент по Конституции не может управлять собственностью государства – это прямая обязанность правительства.

"Это не просто теневое правительство, я бы назвал это сговором организованной группы лиц, поскольку Сечин является председателем совета директоров "Роснефти", и одновременно председателем совета директоров вот этой прокладки, "Роснефтегаза". Почему туда поступают деньги, которые должны поступать в бюджет? Это иллюстрация старой циничной мудрости, что государство является частной собственностью чиновников", – считает Крутихин.

****

Тимур Олевский: На связи со студией "Настоящего времени" эксперт по нефти и газу Михаил Крутихин, который поможет нам разобраться, где же деньги и сколько их. Давайте, наверное, поймем сперва, а сколько же там, в "Роснефтегазе", этих денег, которые так хочет получить правительство.

Михаил Крутихин: Ну, сколько там денег, никто как следует не знает за пределами этой организации. Поскольку она аккумулирует у себя дивиденды с государственной доли как минимум трех компаний. Это примерно 11% "Газпрома", это 69% с лишним "Роснефти" и где-то 27,5% "Интер РАО".

ТО: Но это же деньги от главной отрасли страны. Как же так выходит, что правительство не может добавить в бюджет то, что его, по сути, наполняет в России?

МК: Это деньги-дивиденды, которые причитаются государству как владельцу этой собственности, то есть долей в компании. Более того: из того, что мы сегодня услышали и из некоторых комментариев, мы видим, что здесь нарушаются не просто какие-то человеческие правила и правила логики. Здесь нарушается Конституция Российской Федерации.

По Конституции наш президент не имеет никаких имущественных связей с федеральной собственностью. Он не может управлять федеральной собственностью. По статье 114-й Конституции управление федеральной собственностью осуществляется правительством Российской Федерации. И вдруг мы видим, что появляется какая-то прокладка, которая организована группой лиц. И, судя по сегодняшним заявлениям, это лица, уполномочены президентом, он в курсе дела. И эти лица занимаются управлением значительной частью финансовых средств.

ТО: Можно ли говорить, на ваш взгляд, что Игорь Иванович Сечин, человек и так, как нам известно, очень влиятельный, по сути, таким теневым правительством выступает для Владимира Путина?

МК: Не теневое правительство. Ч бы даже назвал это сговором организованной группы лиц. Поскольку Сечин одновременно является руководителем "Роснефти" и одновременно председателем Совета директоров вот этой прокладки – "Роснефтегаза", абсолютно ненужной.

Почему туда поступают деньги, которые должны поступать в федеральный бюджет, – это иллюстрация старой циничной мудрости, что государство является частной собственностью чиновников. Они для себя создали вот такую прокладку. В данном случае я могу только сказать, что здесь идет нарушение не только Конституции, но и статей Уголовного кодекса. Мы видим, что есть такая статья 160-я в Уголовном кодексе "Присвоение или растрата государственного имущества, которое осуществляется в особо крупных размерах организованной группой лиц". За это, в общем-то, причитается где-то до 10 лет тюрьмы.

ТО: У Игоря Сечина серьезные аппетиты на разные нефтяные компании. Мы только что видели историю с "Башнефтью", в которой его не смог остановить другой Игорь Иванович, только Шувалов. Также стало известно, что у одного из российских олигархов чеченского происхождения Мусы Бажаева, который владеет нефтяной компанией, тоже возникли проблемы, в информационном смысле. Многие СМИ написали нелицеприятные слова о его дочери, которая использовала слово "Рашка" в комментарии в интернете. И следом просто все уже прокомментировали ее высказывания, вплоть до депутатов Государственной Думы. Все пытаются понять, почему же у Бажаева начались проблемы. Как вам кажется, они могут быть связаны с его нефтяным бизнесом?

МК: Ну, я не исключаю, поскольку тут идет, я бы назвал это гибридными военными действиями. Тут не только аппетиты по поглощению бывших частных компаний и даже бывших государственных компаний одной структурой – "Роснефтью". А здесь идет более широкое наступление – формирование общественного мнения. Мы видим, например, вот некоторые мои знакомые, нефтегазовые аналитики, просто говорят мне: "Мы перешли работать в пул нефтегазовых аналитиков при "Роснефти"", и в результате, когда мы видим заявления этих аналитиков, то там такая идет пропагандистская ахинея вместо объективного взгляда, что дальше уже ехать совершенно некуда. То есть идет не просто как бы коммерческая деятельность по получению возможности приобрести какие-то доли в других компаниях, а идет и пропагандистская обработка населения тоже.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG