Ссылки

logo-print

Обсуждать законы с депутатом Милоновым: как "Открытая Россия" переформатируется после выборов


"Открытую Россию" Михаила Ходорковского ждут серьезные изменения. В середине ноября организация собирает своих сторонников на учредительную конференцию. В ней примут участие активисты, которые уже поучаствовали в избирательной кампании этой осенью. При этом ни один из кандидатов "Открытой России" в Думу не прошел. Еще до этого в СМИ появились утверждения, что Михаил Ходорковский завел "Открытую Россию" в тупик. Так это или нет мы спросили у одного из самых активных членов организации, начальника предвыборного штаба одного из кандидатов Полины Немировской.

— Что вы придумали делать с "Открытой Россией"?

— История на самом деле простая: для "Открытой России" этот год был годом самого масштабного участия в выборов. До этого мы поддерживали кандидатов в муниципальные депутаты, курировали сбор подписей в Костроме. Такое, чтобы у нас было 20 кандидатов в Госдуму, у нас было в первый раз.

Все эти кандидаты вели активные кампании у себя в регионах, они нарастили себе базу сторонников, и мы решили, что было бы глупо терять всех этих сторонников, всех людей, которые реально дошли до выборов, людей, которые сочувствовали. Поэтому мы учреждаем движение, в котором наши сторонники смогут принять активное участие.

— Что они будут делать? Открытое участие под брендом Ходорковского, под зонтиком Ходорковского, в России?

— Да.

— Они будут участвовать в судебных процессах против них в России?

— Они будут участвовать в разнообразных проектах, эти проекты можно придумать самим. У нас есть некий ряд пунктов, от которых мы отталкиваемся. Например, либерализация законодательства, участие в борьбе за отмену ряда законов, законотворческая деятельность.

Во время выборов у нас была группа, которая писала законопроекты, и каждый кандидат продвигал свой законопроект. Мы можем продолжить это делать, не дожидаясь того, что "оковы тяжкие падут", режим сменится, все плохие люди массово умрут или сядут в тюрьму, а мы вдруг придем такие белые и хорошие.

— Я следил за общением кандидата, которого поддерживал твой штаб, Марии Бароновой, и мне показалось, что в ее переписке довольно много присутствует людей, которые занимают если не руководящие посты в России, то скажем депутаты, чиновники. По крайней мере людей, которых я бы мог назвать людьми из стана, противоположного убеждениям "Открытой России". При этом они как-то рассуждали, обсуждали это все довольно конструктивно. В "Открытой России" предполагают, что эти законы попадут на обсуждение в Госдуму. Вы будете как-то пытаться с властью сотрудничать. Или имя Михаила Ходорковского –​ это волчий билет?

— Мы должны добиваться реализации нашей программы. Мы должны делать все...

— Каким образом вы это будете делать? С кем вы готовы сотрудничать? Ваша степень щепетильности распространяется как далеко? Например, с депутатом Робертом Шлегелем вы готовы разговаривать?

— А он все еще депутат?

— Бывший депутат, например, если бы он был депутатом.

— Я не понимаю, почему нельзя с ним разговаривать.

— А с депутатом Милоновым?

— Даже с депутатом Милоновым, почему нет? Депутаты – это люди, которые живут на мои налоги, на наши налоги, на налоги всех людей, которые живут в России. И, естественно, на налоги участников движения "Открытая Россия". Соответственно, мы должны требовать от них исполнения их прямых обязательств. Разве нет?

— Все это я узнаю из телеграм-канала членов "Открытой России". Есть в России такой способ коммуникации – мессенджер Telegram, в котором существуют каналы, в которых люди пишут, как в блогах. Мало кто, я думаю, знает например в Украине, да и в России из телезрителей, что вообще существует какой-то странный мессенджер, в котором люди очень много букв пишут и рассуждают о судьбах России. Зачем вы уходите в такой вакуум, замкнутое подполье, где нельзя ничего прочитать, кроме тех людей, которые действительно этим пользуются: людей довольно молодых, я хочу сказать.

— Ты прочитал об этом в телеграм-канале, потому что ты читатель телеграм-канала.

— Потому что я журналист, и мне это интересно.

— А кроме этого, есть фейсбук, вконтакте, твиттер, все социальные сети. Нет, и я там пишу, и Маша [Баронова] там писала несколько раз. Все наши кандидаты написали об этом.

— То есть вас изолированность не смущает?

— А это не изолированность. У нас есть ряд социальных сетей, в которых мы общаемся с людми. Во всех нужно одновременно все писать. Кроме этого, есть СМИ, которые освещают нашу деятельность.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG