Ссылки

"Теперь я не нужен стал": при СССР он строил Рогунскую ГЭС, а сегодня живет на улице в Душанбе

  • Анушервон АРИПОВ

Более 80% процентов бездомных в Душанбе – русские по национальности. Это пожилые люди, брошенные собственными детьми, или потерявшие жилье из-за мошенников или пьянства. Один из таких бездомных – Игорь Викторович Высоцкий: он уже восемь лет живет на улицах Душанбе

Игорь Высоцкий – специалист-проходчик. Он приехал в Таджикистан с семьей в восьмидесятые годы возводить Рогунскую ГЭС. В 1998 году, находясь в Узбекистане, он по неосторожности убил своего знакомого, за что получил 10 лет тюрьмы.

Отбыв срок, Высоцкий вернулся в Таджикистан. Но там его уже никто не ждал. Жена нашла себе другого мужа, выросшие дети уехали в Россию, служебную квартиру забрали. Вот уже восемь лет бывший строитель живет на улице, но при этом отличается от других бомжей: держится подальше от свалок, чтобы не заболеть, и по возможности следит за собой.


"Стараюсь, я для жизни стараюсь. По помойкам не лазаю, честно говорю, – замечает бездомный. – Я смотрю на некоторых – молодые сильные ребята. Идите, работайте, есть же работа! А я – инвалид-калека, мне куда работать? Мне приходится побираться".

Работу Игорь Викторович даже не пытается найти. Говорит, что никому не нужен шестидесятилетний инвалид без прописки, да еще и отсидевший в тюрьме. Идти в дом-интернат он тоже не хочет, как, впрочем и большинство бездомных: в таких учреждениях не разрешают выпивать, и уходить и приходить, когда захочется.

"Да, выпиваю. Но, я не валяюсь, честно говорю, – рассказывает Высоцкий. – На два-три рубля я выпью и все, 100-150 граммов водки. Мне больше не надо".

Каждый день Игорь Викторович проходит несколько десятков километров. В столице есть благотворительные столовые для бедняков и бездомных, он курсирует между ними.

"Пешком хожу. У меня ноги больные, но я потихоньку-потихоньку", – рассказывает он.


Несколько раз в неделю Высоцкий ходит на озеро в центре столицы, чтобы искупаться и постирать одежду. Но банно-прачечные процедуры для него возможны только с конца апреля до середины октября, когда озеро наполнено водой. Зимой он ходит в специальные центры для бездомных.

"Стираюсь, купаюсь, на веточки вешаю, – рассказывает Высоцкий. – Где-то час я жду пока все подсохнет. Потом одеваюсь и потихоньку-потихоньку пешком иду дальше".

Большую часть дня Игорь Высоцкий просит милостыню в парке неподалеку от крупного торгового центра. Здесь многолюдно практически весь день и неплохо подают. Иногда дают хлеб, пирожки, вареные яйца и продукты. Он ни от чего не отказывается.


"Попрошайничаю. Подают по-разному: день густо, день пусто, – рассказывает бездомный. – Но меньше 20 сомов в день не бывает. Мир не без добрых людей. Люди дают. На хлеб хватает".

Игорь Викторович живет на улице уже давно, но он все еще не потерял надежду, что его взрослые дети, три дочери и сын, когда-нибудь вспомнят об отце и заберут его с собой.

"Если мы, родители, нужны детям, они сами должны найти нас. Тем более они знают, что я здесь, что я бедствую, – плачет Высоцкий. – Хочется от детей помощи какой-то, хотя бы ласка от детей нужна. Сколько лет их растил, выращивал. Я на двух работах работал, тянулся, а теперь не нужен стал. Может дойдет до них".

Спит Игорь Высоцкий в парке, на газоне. Стелет на землю пустой мешок и накрывается курткой. В дождь или зимой он ищет подвалы и подъезды, стараясь найти местечко потеплее. Самое страшное в этой жизни для него – холодная зима, которая каждый год может стать для него последней.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG