Ссылки

logo-print

Как демонтировать АЭС и не остаться у разбитого корыта


Ответ на вопрос, похоже, знает Литва

1750 тонн радиоактивного графита. Столько хранится в сердце реакторов Игналинской АЭС, последний из которых остановили 31 декабря 2009 года. Станцию перестали эксплуатировать по требованию Брюсселя. Это было одно из условий вхождения Литвы в состав Евросоюза. Из энергетического донора всего региона, в том числе и Беларуси, Литва превратилась в импортера электричества.

Но это уже старая история, о которой власти вспоминают с неохотой, а жители города-атомщиков Висагинаса в буквальном смысле со слезами на глазах. Сейчас главная задача – безопасный демонтаж станции. Один из главнейших этапов – запуск в эксплуатацию промежуточного хранилища отработанного ядерного топлива, в будущем самого охраняемого здания страны. Здесь следующие 50-60 лет будет храниться то, что питало электроэнергией весь регион. Их по научному называют "сборками" и их – целых 16 тысяч.

"В контейнере будут храниться вместе с инертным газом. Т.е. контейнер заполняется гелием, и вот в этой среде, бескислородной среде, без коррозии, будет храниться 50 лет. Этот способ хранения считается, сухой способ, считается более надежным, чем хранение топлива в воде, где присутствует коррозия", – рассказывает бывший начальник реакторного цеха Игналинской АЭС Владимир Кузнецов.

Физик-ядерщик Владимир Кузнецов этот этап демонтажа станции называет переломным, но беспокоится за весь процесс, который официально продлится до 2038 года. От имени местного Общественного технического совета специалистов он написал открытое письмо властям, в котором просит пересмотреть стратегию немедленного демонтажа.

"Минэнерго" "предполагает", что финансирование работ обеспечит ЕС. В атомной энергетике нельзя строить работу на предположениях, даже, при снятии ядерного объекта с эксплуатации. Это чревато непредсказуемыми последствиями. При отсутствии гарантированного источника финансирования, мероприятий по строительству глубинного геологического могильника - это большой риск остаться у "разбитого корыта", к которому невозможно будет приблизиться", – говорится в открытом письме Владимира Кузнецова.

Министр энергетики признает – без финансирования ЕС работы действительно невозможны, но его прекращение исключает. Хотя в сентябре Европейская палата аудита рекомендовала не продолжать финансирование в том виде, в котором оно сейчас есть.

"Без сомнений, оценив все работы, мы видим, что есть нехватка средств. Средства Еврокомиссии закончатся к 2020 году. По всем правилам их еще можно будет использовать до 2026 года, но до 2038 года нам не хватит минимум 900 млн евро, а учитывая инфляцию и риски – даже больше, свыше миллиарда евро. Игналинская АЭС была закрыта из-за позиции Евросоюза, по этому Европа нас в этом вопросе точно одних не оставит", – заявил министр энергетики Литвы Рокас Масюлис.

Другой вопрос – технология. С радиоактивным графитом в активной зоне реактора пытаются работать многие крупные страны с развитой атомной энергетикой, но кладку разбирать еще никто не пытался. Министр энергетики риски отклоняет – на таком объекте никто не будет заниматься экспериментами.

"Я хочу подчеркнуть, что Литва не будет делать ничего, что вызовет хоть малейший риск работникам, жителям, и всем, кто находится рядом с демонтируемой станцией. Это первая и основная установка. Кроме того, у Литвы нет такой привилегии - отложить процесс демонтажа, поскольку у нас не работают другие реакторы", – сообщил министр энергетики Литвы.

Поэтому страна готова и дальше проводить стратегию немедленного демонтажа. Сторонники этого процесса шутят, что в 2038 году на месте станции детский садик строить хоть и не будут, но это место будет полностью безопасным. А у Литвы появится еще и уникальный опыт по демонтажу станции от А до Я. Его можно будет и экспортировать, говорит министр энергетики: "Наша стратегия предусматривает, что Литва должна стать региональным энергетическим центром. Во множестве специфических сфер у нас есть знания, которых нет у других стран. Эта отрасль – не исключение. Закрытия подобных электростанций начинаются по всему миру. Мы – одни из первых, поэтому свой опыт мы обязательно будем использовать в других странах, и это будет наш литовский ноу-хау, а наши специалисты будут работать в других государствах".

Поскольку процесс длительный, для передачи опыта уже сейчас куют кадры в Каунасском университете. Действительно ли справедливы опасения ветеранов Игналинской АЭС, покажет время, которого более, чем достаточно. В составе графитовых изделий долгоживущих радионуклидов, например, есть Углерод-14, у которого период большого полураспада составляет 5700 лет. Период полураспада Хлора-36 побольше: 300 тысяч лет.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG