Ссылки

Суперсечин: как Россия сама у себя покупает нефтегазового гиганта, и кто в плюсе


Приватизация "Башнефти" должна была стать главным событием года на всем нефтяном рынке. С самого начала претендентов на компанию было два — государственная "Роснефть" с громадным аппаратным весом и "Лукойл" — на чьей стороне был здравый смысл. Все-таки суть приватизации — в том, чтобы избавляться от государственных активов, а не наоборот, приумножать их.

Глава "Роснефти" Игорь Сечин, кажется, приложил все силы к тому, чтобы заполучить себе "Башнефть". Так, что летом куратору приватизации премьеру Дмитрию Медведеву, который был против этих планов, даже пришлось откладывать продажу госпакета "Башнефти". К осени казалось, что уже и президент Владимир Путин не хочет отдавать "Башнефть" своему бывшему секретарю.

"Тем не менее, имея в виду, что контрольный пакет находится у государства, наверное, это всё‑таки не лучший вариант, когда одна компания, подконтрольная государству, приобретает другую, чисто государственную компанию", — говорил Путин всего месяц назад в интервью Bloomberg.

Одним из главных противников продажи "Башнефти" Сечину был глава Башкирии Рустэм Хамитов. Летом он специально летал в Москву на встречу с Дмитрием Медведевым, уговаривая его не продавать компанию "Роснефти". Для Башкирии "Башнефть" — не только главный источник доходов бюджета, но и основной социальный спонсор. Построить больницу? "Башнефть". Купить футбольную команду? Опять "Башнефть".

"Представьте, вы руководите субъектом федерации, достаточно крепким, и там есть очень серьезный актив, который принадлежит абстрактно государству, либо он принадлежит конкретной компании, которая подконтрольна одному из ближайших соратников главы государства.

Естественно, во втором случае вы утрачиваете некоторую часть влияния на этот актив. А этот актив занимает вместе с различными аккумулирующими эффектами до половины экономики республики. Поэтому, конечно, ни один руководитель субъекта не был бы счастлив такому соседству, с таким мишкой, который в теремок залез и его разломал в конце концов", — поясняет бывший заместитель главы администрации президента Башкирии Ростислав Мурзагулов.

Но и Хамитову пришлось отступить — после кампании по травле главы Башкирии, которую, по некоторым данным, организовали именно с подачи Сечина. Например, у Рустема Хамитова вдруг нашлась недвижимость в Италии.

Последний претендент, "Лукойл", отвалился в сентябре. Покупать "Башнефть" для них оказалось просто дорого. Сечин в ажиотаже предложил за половину Башнефти 325 млрд рублей — при рыночной оценке в промежутке от 297 — 315 млрд.

"Это будет чистая потеря для бюджета — вот эти деньги, которые бюджет вынет из своего кармана и переложит в другой. Проблема состоит в том, что нельзя называть это приватизацией, поскольку "Роснефть" на 60 с лишним процентов государственная компания. Средства в такой же пропорции она потратит государственные. И только небольшую часть — меньше $1,5 млрд — она потратит из средств других, негосударственных акционеров", — считает партнер консалтинговой компании Rusenergy Михаил Крутихин.

Что такое арифметика по-сечински – в правильности которой он убедил и власти, и журналистов?

Государство собирается продать принадлежащие ей 50 с небольшим процентов "Башнефть" и почти 20% — "Роснефти". За первый планирует выручить $5 млрд. За второй — в случае объединения компаний — еще $11 млрд. Сложили, получили $16 млрд. Все довольны.

Но как нужно считать на самом деле. На покупку "Башнефти" акционерам "Роснефти" понадобятся $5 млрд. Основной акционер — "Роснефтегаз". Ему принадлежат 69,5% компании. Соответственно, на покупку "Башнефти" "Роснефтегаза" выделит около $3,47 млрд долларов. 100% акций "Роснефтегаза" принадлежат государству в лице Росимущества. Так что нужно не складывать, а вычитать.

Власти уже включили доходы от приватизации обеих компаний в бюджет на следующий год.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG