Ссылки

logo-print

Семь лет среди разрухи: как играет Немецкий театр в Алма-Ате


Картинные галереи, частные подвальные помещения, иногда сцены других алматинских театров - вот уже семь лет актеры Республиканского немецкого театра вынуждены репетировать, где придется

Репетиция Республиканского немецкого театра в Алма-Ате начинается ... с игры в волейбол. Только вместо волейбольного мяча — часть реквизита спектакля, резиновый мозг Гамлета. По мнению режиссера, подобная командная разминка хорошо настраивает на работу.

Вот уже 7 лет актеры немецкого театра вынуждены репетировать где придется: в картинных галереях, частных подвальных помещениях, иногда на сценах других алматинских театров. Сегодня актеры готовят постановку в фойе алма-атинского Дома писателей, — без гримерок и подсобных помещений.

"Конечно очень трудно без своего здания, без своей сцены. Хочется, что-то свое родное, — говорит Оксана Тяменко, актриса Республиканского немецкого театра. — Потому что на протяжении этих семи лет, что мы находимся без здания, ощущение бездомности все усиливается и усиливается".

Тем не менее, труппа в полном сборе и в отличной форме, — отмечает английский режиссер Джефф Чёрч. В Алма-Ате он уже второй раз. В этот раз по приглашению театра и британского консульства ставит с актерами "Гамлета".

"Конкретно для этой постановки, то, что мы делаем ее в необычном месте, Доме писателей, — это очень интересно. Потому что я делаю что-то такое, где люди будут передвигаться вокруг площадки и будут в разном окружении, — говорит Джефф Чёрч. — Но как что-то долговременное для театра — им нужно нормальное место для работы. А это — не настоящий театр".

"Настоящий" театр, который был домом немецкой труппы в Алма-Ате с 1989 года, после переезда из Темиртау, сильно обветшал. Здание — бывший кинотеатр, построенный еще японскими военнопленными в 1945 году.

Государство выделило деньги на его реконструкцию. Планировалось построить второй этаж и расширить помещение, но деньги были украдены. И хотя суд приговорил подрядчика и руководителя театра к тюремным срокам, здание по сей день остается непригодным для спектаклей.

"Гримерок у нас нет. Мы сидим с маленькими зеркалами красимся, потом там у нас где декорация, мы там переодеваемся. Вешаем одежду на декорацию, спотыкаемся, что-то там рвем там, и выходим на сцену. На сцене все красиво а за кулисами это страшно просто", — с горечью говорит Лидия Ганн, заведующая труппой Республиканского немецкого театра. Она в театре со дня его основания.

Труппу театру пока удается сохранить: раз в пять лет Казахская национальная академия искусств выпускает актеров немецкого театрального отделения. Примерно каждые три месяца готовится новая постановка, план поставленный Министерством культуры, выполняется.

Руководство театра неоднократно обращалось с просьбой хотя бы прикрепить коллектив к одному из существующих алматинских театров.

"Они упираются, но я знаю: если бы Министерство пошло бы и реально взялось за это дело, сказало бы: прикрепите немецкий театр к АХБК, где большое здание, хоть как-то", — надеется Лидия Ганн.

До конца года Немецкий театр будет обитать в Доме писателей, но, когда аренда закончится, им вновь придется искать помещение для работы.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG