Ссылки

logo-print

Власти 17 лет не могут найти пропавшего политика, но мертвым его не признают


В мае 1999 года Юрий Захаренко по дороге домой был похищен и увезен в неизвестном направлении. Прошло 17 лет. Кто похитил белорусского оппозиционера - до сих пор неизвестно, но власти отказываются признавать его мертвым и лишили родных права распоряжаться его имуществом

После ухода с поста министра внутренних дел Беларуси в конце 90-х годов Юрий Захаренко перешел в оппозицию к действующей власти. 7 мая 1999 года он пропал по дороге домой. По официальной версии, экс-министр, "с применением насилия неустановленными лицами был похищен и увезен … в неизвестном направлении". Такое впечатление, это всё, что удалось выяснить следствию за 17 лет.

Мать пропавшего политика Ульяна Григорьевна требует от белорусских властей признать сына умершим. Пока он числится живым, ни она, ни другие родственники не имеют права распоряжаться имуществом пропавшего политика. Более того: Ульяна Григорьевна даже не может обратиться за пенсией по случаю потери кормильца. Но суд уже дважды отказал пенсионерке в рассмотрении по существу заявления о признании сына умершим.

*****

92-летняя Ульяна Григорьевна живёт в частном доме в небольшом городке Василевичи Гомельской области. Она часто рассказывает гостям о том, как пережила войну. Юной девушкой ее угнали из родной Украины на работы в Германию.

Каждое утро для вас – наша рассылка.

"Были простыми рабочими, старались работать. Знали, если мы не будем стараться, нас будут бить", - вспоминает она.

Юрий Захаренко

Юрий Захаренко

В Германии Ульяна Григорьевна и познакомилась с будущим мужем белорусом. После войны она переехала жить на родину супруга. Именно в Беларуси ей выпало перенести самое тяжёлое испытание – смерть детей. Сначала после болезни умер старший сын Владимир. Год спустя без вести пропал младший Юрий.

"Про Юру прямо говорили: бросили в яму и застрелили, и все. Люди плетут, что попало. А я все плачу и плачу", - говорит Ульяна Захаренко, сдерживая слезы.

Ближайшие родственники генерала опасались за свою жизнь и в 2000-м году, через год после исчезновения Захаренко, уехали в Германию. С тех пор Ульяна Григорьевна осталась одна. Всё это время она живёт на скромную пенсию.

Но белорусы и спустя 17 лет помнят политика Юрия Захаренко. Когда правозащитники через местные СМИ попросили помочь его матери, откликнулись многие люди.

"Присылали и по пять и по десять рублей, и по пятьдесят, и по сто, кто сколько мог! Мы очень благодарны, я провела бабушке газ. Купили котёл", - рассказывает Любовь Токарева, племянница Ульяны Захаренко

Любовь Михайловна в последнее время часто остаётся ночевать у тёти. 92-летней Ульяне Григорьевне всё труднее обходиться без посторонней помощи. Но куда более тяжкое испытание для нее – отсутствие новостей о том, как расследуют дело пропавшего сына.

Правозащитник Раиса Михайловская помогает Ульяне Захаренко составлять жалобы и обращения в разные инстанции. Сейчас мать требует признать сына умершим. Но, по мнению суда, для этого есть препятствие - предварительное расследование уголовного дела по факту исчезновения Юрия Захаренко не закончено и спустя 17 лет.

"Ни родственники, ни общественность, никто не знает, что происходит", - рассказывает Раиса Михайловская, глава правозащитной организации "Белорусский документационный центр". - "Единственное: каждые три месяца родственники получают уведомление, о продлении предварительного расследования". Правозащитник называет эту отписку "имитацией" процесса расследования со стороны государства.

Ульяна Захаренко писала жалобы на работу следователя. Но ей ответили: закон "Об обращении граждан" он не нарушил. Разобраться в работе следователя пообещал заместитель генерального прокурора Алексей Стук, но тоже пока безуспешно.

Матери Юрия Захаренко остаётся только ждать и верить в то, что сын вернётся. Но на это у неё всё меньше времени.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG