Ссылки

logo-print

Физика, медицина и русское искусство: три страсти Эдуарда Котлярова

  • Ануш АВЕТИСЯН
  • Сергей МОСКАЛЕВ

Ученый-физик уехал из СССР в поисках свободы. В США он стал профессором Джортаунского и Мичиганского университетов с мировым именем. Но мало кто знает, что Котляров - еще и владелец одной из самых крупных частных коллекций русского искусства в Штатах

Эдуард Котляров иммигрировал из СССР в поисках свободы. Уже в Соединенных штатах выпускник Первого московского медицинского института стал ученым с мировым именем, профессором Джортаунского и Мичиганского университетов. Лекции профессора Котлярова по ядерной медицине очень популярны у студентов-медиков.

Но немногие знают профессора Котлярова как страстного коллекционера. Сегодня он – владелец одной из самых крупных частных коллекций русского искусства в Штатах.

"Я использую музыку прошлого века как фон при показе своей коллекции" - рассказывает он, нежно придерживая рукой граммофон Эдисона, выпущенный в 1903 году.

"Я собираю русское серебро, бронзу, иконы. Я начал собирать русское искусство где-то с 14 лет. Но та коллекция осталась в Москве… при тех обстоятельствах, при которых я убегал. Это были 1973-75 годы. Лучшие годы, наиболее интересные исследования. Но мне было совершенно ясно, особенно когда у меня начались трудности с утверждением докторской диссертации, что в России у меня будущего не будет", - вспоминает Котляров.

Каждое утро для вас – наша рассылка.

"В 1973 году я познакомился с Хуанитой Мантоей, известной американской актрисой и пианистом. В то время она была культурным атташе перуанского посольства в Москве. Через год у нас родилась дочь. В 1975 году я получил разрешение посетить свою семью с дочкой в Перу. А потом как в известной цыганской песне: "Уехал милый, не вернулся… уехал милый навсегда", - смеется Котляров.

Не жалеет ли он о том, что не вернулся обратно в СССР?

"У меня было сожаление... Я все время вспоминаю высокого, интересного, мужественного человека. Но у него не было самого главного: у него не было понятия о свободе. Этого не было у многих граждан Советского Союза, и у многих моих сверстников", - говорит ученый.

"Когда я приехал в Перу, я созвонился со своими американскими коллегами. Они сказали, что уже получили для меня разрешение сдавать экзамены на высшую категорию по ядерной медицине без прохождения трехгодичной резидентуры. Когда я им сказал, что я по-английски не очень хорошо говорю и читаю, чтобы пройти тест, они сказали: «Те, кто хорошо говорят и читают? и на половину вопросов не ответят", - вспоминает Котляров историю своего отъезда в Штаты. - "Я уехал, потому, что я хотел быть вольным человеком, ни перед кем не отчитываться, и делать то, что требует моя душа".

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG