Ссылки

Мемориал: недовольные силовиками на Кавказе – мобилизационный резерв исламистской армии


Рамзан Кадыров на параде 9 мая в Грозном

Рамзан Кадыров на параде 9 мая в Грозном

Власти рапортуют о сокращении числа боевиков на Кавказе, но на деле вооруженное подполье не разгромлено. А нарушения прав человека сотрудниками силовых ведомств еще больше подпитывают базу поддержки боевиков и укрепляют позиции "ИГ", настаивают правозащитники

Правозащитный центр "Мемориал" 7 июня выпустил доклад о борьбе с терроризмом на Северном Кавказе. Власти рапортуют о сокращении числа боевиков в республиках Северного Кавказа, но на деле вооруженное подполье в регионе не разгромлено, подчеркивают правозащитники.

Потери силовых структур в регионе за последний год действительно резко сократились (в 2,5 раз в 2015 г., по официальной статистике ФСБ, в 3,5 раз по оценке самого "Мемориала"). Но это произошло в первую очередь не из-за эффективной борьбы с боевиками. А из-за того, что большое количество радикально настроенных исламистов просто уехали воевать на стороне "ИГ" в Сирию и сопредельные страны. При этом военные действия на Кавказе могут возобновиться уже в ближайшие месяцы из-за возвращения террористов домой после ослабления позиций "ИГ" в Сирии, прогнозируют правозащитники.

"Недобитые банды"

По данным "Мемориала", в 2014 году в северокавказских республиках погибли или были ранены 182 сотрудника правоохранительных органов, в 2013 — 373. В 2015 году в ходе контртеррористических операций на Северном Кавказе погибли или были ранены лишь 52 сотрудника силовых структур. Больше всего силовиков погибли или пострадали в Дагестане – 29 человек. На втором месте – Чечня, там погибли или получили ранения 17 правоохранителей.

В "Мемориале" называют эти случаи "буквально единичными" по сравнению с потерями десятилетней давности, когда на Кавказе шли настоящие боевые действия. Однако, по их данным, вооруженное подполье в регионе не разгромлено полностью. А массовые нарушения прав человека сотрудниками силовых ведомств еще больше подпитывают базу поддержки боевиков и укрепляют позиции "ИГ" на Кавказе, сказано в докладе.

Каждое утро для вас – наша рассылка.

Только в Дагестане в 2014-2016 годах (по сведениям информированных источников в силовых структурах), действовали от 12 до 14 групп боевиков (махачкалинская, хасавюртовская, кизилюртовская, балаханинская, буйнакская, гимринская, губденская, гунибская, кадарская, хунзахская, цумадинская, цунтинская, шамильская, южная). Крупнейшая группировка – гимринская, в ней, по данным силовиков, числилось 15 человек.

"Мягкая сила"

"Мемориал" обращает внимание на то, что ранее, в 2009-2012 годах в некоторых республиках силовые методы борьбы с террористическим подпольем комбинировались с методами "мягкой силы". Власти предпочитали вести диалог с разными слоями общества и правозащитниками, в ходе контртеррористических операций соблюдался закон, а упор делался на возвращение к мирной жизни боевиков, готовых сложить оружие, и диалог между последователями разных направлений в исламе. Эти методы, по их оценке работали более эффективно чем жесткие силовые методы, которые применяются в последние два года (начиная с периода подготовки к Олимпийским играм в Сочи в 2014 году).

"Именно в период "нового курса" 2009-2012 годов в Ингушетии и Дагестане произошло изменение тренда – от роста активности вооруженного подполья к ее снижению. Но сегодня единственная северокавказская республика, где по-прежнему действуют элементы "нового курса", Ингушетия. В остальных республиках Северного Кавказа в последние два года произошел "почти полный возврат к методам государственного террора", – утверждают в "Мемориале".

Дагестан

Среди примеров такого террора они называют разгром многочисленной салафитской общины в Дагестане.

"Профилактический учет", на который поставлены уже тысячи людей, грубо нарушает конституционные права граждан. Давления на салафитские общины республики, включает в себя закрытие (или попытки закрытия) мечетей, фальсификацию уголовных дел, массовые незаконные задержания, похищения людей. Возможно, инициаторы этой политики искренне полагают, что их действия будут способствовать укреплению стабильности в Республике. Это большая ошибка", – подчеркивают правозащитники.

Они напоминают, что в последние годы на Северном Кавказе именно в среде умеренных салафитов появились лидеры, которые осуждают насилие, вооруженную борьбу против государства. "Этих людей экстремисты запрещенного в России "ИГ" прямо называют "предателями". Но вместо диалога с ними, государство развязывает против них репрессии. Это вредная и близорукая политика", – сказано в докладе.

Чечня

Силовые методы борьбы с инакомыслием доведены до крайности в Чечне. "В Чеченской Республике в ходе многолетней борьбы с сепаратистами, а потом с террористическим подпольем с помощью методов государственного террора было построено по сути тоталитарное "государство в государстве": лекарство оказалось хуже болезни", – говорится в докладе.

"В республике нет каналов влияния жителей на власть. Высказывание любого, даже самого невинного критического замечания в адрес власти опасно для жизни. В этих условиях относительная стабильность поддерживается лишь постоянным, жестоким, демонстративным применением тотальной силы", - подчеркивают в "Мемориале".

Уезжают лучшие

"Невозможность легального участия в общественной и политической жизни, защиты своих прав в рамках законности и права, неизбежно ведет к росту напряженности. А практика выдавливания силовиками всех, кто представляется им "нежелательными элементами", ведет к тому, что Северный Кавказ покидают не только потенциальные сторонники вооруженного подполья, но и молодые общественно и экономически активные люди, непричастные к терроризму", – напоминают правозащитники. – "Это перечеркивает всякие надежды на модернизацию и успешное развитие северокавказского региона".

Они прогнозируют, что лишь наиболее активные из числа недовольных и обиженных могут присоединиться к джихадистам за пределами России. "Абсолютное большинство остается дома. Часть из них может составить мобилизационный резерв, на базе которого вернувшиеся с Ближнего Востока опытные бойцы смогут развернуть настоящую исламистскую армию. Борьба с ней обещает стать крайне непростой для российских силовых структур", – сказано в докладе.

Опасения у "Мемориала" вызывает и то, что Рамзан Кадыров и его окружение пытаются распространить чеченские методы подавления инакомыслия на остальную Россию. "Особые усилия в этом направлении предпринимаются по отношению к граничащим с Чечней республикам: Дагестану и Ингушетии, – говорится в докладе. Очевидно, что есть влиятельные силы, желающие, чтобы вся страна двигалась в том направлении, куда уже пришла Чечня", – подчеркивают они.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG