Ссылки

"Из Москвы пытаются изъять 100 га легких" – сотрудник Тимирязевской сельхозакадемии


Корреспондент Настоящего Времени побывал на опытном поле академии, созданном в 1867 году

Московскую сельскохозяйственную академию им.Тимирязева, сотрудники и студенты которой протестуют против изъятия земель, нужно "оставить в покое", пообещал президент Владимир Путин на "прямой линии" с народом 14 апреля.

Аспирант ВУЗза спросил у российского президента, так ли необходимо отбирать землю у академии. В ответ Путин рассказал, что встретился со своим помощником, бывшим министром образования Андреем Фурсенко, и онидоговорились, что институт "надо оставить в покое". В то же время Путин призвал академию эффективно использовать свои земли.

4 марта правительственная комиссия по развитию жилищного строительства и оценке эффективности использования земельных участков постановила передать Федеральному фонду содействия развитию жилищного строительства два участка Тимирязевской сельхозакадемии в Москве площадью 101 га, потому что эти поля, по оценкам чиновников, "используются неэффективно".

Корреспондент Настоящего Времени Вадим Кондаков вышел в те самые опытные поля, чтобы поговорить с заведующий полевой опытной станцией Московской сельскохозяйственной академии им.Тимирязева Егором Березовским.

***

"Мы сейчас с вами находимся на полевой опытной станции, основанной в 1867 году. Это старейшее подразделение университета, это как раз база для проведения практики студентов, база для отработки новых технологий. Мы выводим новые сорта, бьём рекорды, между прочим я могу вам сказать, потому что мы уже перешагнули за 100 центнеров с гектара – по урожайности – на опытных полях. А в среднем по России – 25", – рассказывает Егор Березовский.

В Минсельхозе говорят, что, мол, эти поля не обработаны, полностью не используются. И, якобы, здесь какие-то гольф-поля, люди в гольф играют.

– Ну, вот, посмотрите, пожалуйста! Вы видите участки… Может быть, они случайно приняли технологии "прямого посева", без обработки когда мы высеваем в стерню предшествующей культуры специальной сеялкой – может быть эти участки они приняли за… ошибочно… Ну, а что касается гольф-поля – нас всегда упрекали в том, что мы работаем для сельского хозяйства, но оторвались от города Москвы. Всегда были такие упреки. Поэтому был создан специальный Учебно-научный центр спортивного газоноведения. То есть это – стадионы в Москве, живые покрытия… Вот, например, благодаря усилиям российских специалистов, было спасено газонное покрытие стадиона "Локомотив". Потому что голландцы совершенно другие рекомендации давали. И, если мы бы сделали так, как они (советовали), всё бы погибло.

В целом, на полевой опытной станции порядка 100 маленьких полей. На каждом поле – своя технология. На каждом поле бывает так, что более 2-3 тысяч – на одном маленьком участке , 2-3 тысяч новых генотипов мы высеваем.

Обратите внимание – вон там, слева, лесополоса, нет листьев. Справа – лиственничная аллея. А вот, впереди – озимые, зелененькие. У озимых зеленые листочки, они уже сейчас вырабатывают кислород для города Москвы. А многолетние растения еще не проснулись. Таким образом, один гектар озимых культур павен двум гектарам лесонасаждений – по выделению углекислого газа (вероятнее, всё-таки – кислорода). Это не все понимают, но это – лёгкие города Москвы! То есть, фактически, из города Москвы сейчас пытаются изъять 100 гектаров лёгких.

– Вам предлагали, насколько я понимаю, территории за пределами Москвы, где-то в Подмосковье. Почему не подходят подмосковные земли для Тимирязевской академии?

– Вот вы мне объясните, технически. У нас студенты пришли на занятия: первая пара – растениеводство, вторая пара – земледелие, третья пара – сельскохозяйственные машины. Они пришли на растениеводство, отобрали образцы, отнесли в лабораторию, проанализировали, занятия закончились. Они приходят к другому преподавателю – земледелие – вышли в поле, отобрали образцы, проанализировали, посмотрели. Потом пришли на "Сельскохозяйственные машины" – другой преподаватель – он с ними вышел в поле, в поле настраивает сельскохозяйственные машины. Это что же, в течение дня они три раза должны съездить туда?!

Тогда мы говорим о том, что там тогда нужно инфраструктуру построить – такую же. Ну, давайте, построим такую же Тимирязевскую академию где-то в другом месте, посчитаем, сколько это будет стоить, а потом будем обсуждать. Но этого же нет! Учебные корпуса – здесь. А поля – неизвестно где. С учётом московских пробок это вообще технически невыполнимо. Это говорят люди, которые ни одного дня, ни одного раза не преподавали, не вели занятия. Просто не профессионалы.

– Как вы считаете, митинги и вообще ваше мнение кто-нибудь услышит – там, где принимаются решения? Потому что премьер Медведев уже заявил о том, что этот вопрос необходимо тщательно обсудить, прежде чем принимать решение. Как вы думаете, вас услышали?

– Пока реальных действий мы не видим. Землю у нас отняли. У меня, как у заведующего, нет никаких юридических оснований проводить на этой земле сейчас опыты. Так что земля не принадлежит Университету.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG