Ссылки

Центр по расследованию коррупции: "В ближайшее время мы опубликуем еще несколько историй"


Основатель "Журналистского центра по исследованию коррупции и оргпреступности" (OCCRP) Дрю Салливан

Основатель "Журналистского центра по исследованию коррупции и оргпреступности" (OCCRP) Дрю Салливан

Основатель проекта, опубликовавшего "Панамские документы", ответил на вопросы Настоящего Времени

Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) совместно с несколькими изданиями, в том числе с российской "Новой Газетой", в воскресенье, 3 апреля, опубликовал результаты расследования на основе масштабной утечки данных панамской юридической фирмы Mossack Fonseca & Co – четвертой по величине в мире офшорной юридической организации.

В публикациях приводятся данные об офшорах 12 мировых лидеров, сотен чиновников и знаменитостей со всего мира, в том числе футболиста Леонеля Месси и актера Джеки Чана. Большой материал посвящен ближнему кругу Путина: один из его друзей, "хранитель"-виолончелист Сергей Ролдугин контролирует офшоры, через которые прошло не менее 2 млрд долларов.

Основатель "Журналистского центра по исследованию коррупции и оргпреступности" (OCCRP) Дрю Салливан ответил на вопросы Настоящего Времени о том, как велось это расследование.

— Как долго длилось расследование? Сколько человек было задействовано в проекте? Если я не ошибаюсь, в нем приняли участие более 400 журналистов.

— Не просто журналисты. Когда думаешь обо всех людях, работавших над этим проектом, понимаешь, что число их как минимум вдвое больше. На это расследование у нас ушел почти год, в нем участвовали больше сотни новостных организаций, то есть это большая группа людей, внутри которой нужно было наладить коммуникацию, действия которых нужно было координировать. И нам очень помог Международный консорциум журналистов-расследователей, выстроив единую структуру для этой огромной работы.

— Как я понимаю, сегодняшние истории – это верхушка айсберга. Что еще планируется опубликовать в ближайшие дни?

— Работа шла над тридцатью историями – они будут публиковаться в течение ближайших двух недель. Кроме того, есть проекты, которыми мы даже еще не начали заниматься. Будем разбираться в них, искать недостающую информацию, то есть все это может продолжаться еще шесть месяцев, а собранными нами данными будут пользоваться еще многие годы.

— Можете хотя бы намекнуть, чего нам ждать?

— Боюсь, что нет. Этими людьми интересуются по всему миру. С нами сотрудничают другие новостные организации, у нас плотный график публикаций. Вы уже видите в этих расследованиях громкие имена, но когда вы начнете во всем этом разбираться, обнаружатся куда более интересные люди – даже при том, что сначала эти имена вам ничего не скажут. Сегодня у нас вышла история о внуке президента Казахстана Назарбаева. В Казахстане его, конечно, знают – но только в Казахстане, хотя это персонаж очень интересный.

— А как проходило расследование? Как вы проверяли информацию, полученную от анонимного источника?

— Как только мы получили информацию, стало ясно, что верифицировать ее будет трудно, потому что у нас не было возможности обратиться к Mossack Fonseca с прямым вопросом: "Ребята, а это точно ваши документы?". Поэтому мы старались поместить это все в контекст. Выпускать историю, основанную на одном источнике информации, мы не можем, поэтому когда мы видели по документам Mossack Fonseca, что совершалась какая-то сделка, мы выясняли, действительно ли она имела место, старались узнать все о компаниях, которые в ней участвовали, смотрели, где и кем они зарегистрированы и т.д.

Как только вокруг всего этого образуется контекст, становится понятно, что все это правда, потому что подделать такое количество самых разных данных было бы невозможно. То есть у нас хорошие доказательства истинности данных, на которых основывались расследования. Данные эти очень детальные, внутри себя они друг другу не противоречат: имейлы совпадают, все даты соответствуют друг другу и прочее.

Это тоже косвенно подтверждает подлинность документов. Те сведения, которые мы получили изначально, были лишь частью большой загадки – отталкиваясь от нее, мы самостоятельно собрали массу других сведений. В итоге у нас появилась возможность соединить это все вместе, чтобы показать, что произошло.

— Насколько тяжело было организовать такое масштабное расследование? Впервые ли над одним проектом работало столько человек?

Они не только сотрудничали – они молчали в течение целого года! Настоящие профессионалы. Никто не давал никаких комментариев. Международный консорциум журналистов-расследователей проявил себя с самой лучшей стороны: программное обеспечение, которым они пользуются, давало журналистам возможность беспрепятственно общаться друг с другом. Именно поэтому Sueddeutsche Zeitung и привлекла их к сотрудничеству. Они собрали отличную международную команду журналистов и новостных организаций, и мы счастливы, что нас тоже пригласили.

Думаю, что это действительно первый в истории общемировой расследовательский проект в собственном смысле слова.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG