Ссылки

Глава Совета судей Украины – о нарушениях при громком задержании судьи Алексея Бурана

На прошлой неделе в Одессе сотрудники Национального антикоррупционного бюро попали в перестрелку, пытаясь задержать судью Малиновского суда Одессы Алексея Бурана. Когда полицейские пришли к нему домой, получив информацию о полученной взятке в размере $19 тысяч, судья начал отстреливаться, а потом сбежал, воспользовавшись своей неприкосновенностью. Как позже объяснял сам Буран – он решил, что к нему в дом пришли бандиты, а не сотрудники правоохранительных органов.

В четверг Верховная Рада Украины дала разрешение на задержание и арест судьи. Пока он арестован на два месяца.

Имеют ли основания обвинения, что сотрудники НАБУ нарушили при задержания какие-либо процессуальные нормы? И действительно ли из-за этих нарушений Алексей Бурна пытался покончить с собой? Настоящее Время задал эти вопросы Валентине Симоненко, главе Совета судей Украины, судье Верховного суда Украины

Настоящее Время: Почему, вы считаете, что действия сотрудников НАБУ привели к попытке самоубийства судьи Бурана?

Валентина Симоненко: Я считаю, что, процессуальные действия, направленные на раскрытие правонарушения, и в частности уголовного, должны проходить в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом. Если это не соответствует нормам УПК, а происходит для того чтобы была "красивая картинка", то как раз это и является нарушением чести и достоинства человека.

Поэтому, мне кажется, для того, чтобы была соблюдена и независимость судей, и для того, чтобы были взвешенно проведены процессуальные действия, подобных эмоциональных действий со стороны работников таких служб не должно быть допущено

НВ: А что именно нарушили работники НАБУ?

ВС: Я не хочу сейчас комментировать что они нарушили, потому что это имеет место.

НВ: Но если это нарушение законодательства, – об этом надо говорить

ВС: Об этом надо действительно говорить, но не мне. Мне кажется, что это должны говорить адвокаты, или правозащитники. Потому что с моей стороны это может быть расценено как вмешательство в расследование уголовного дела. Поэтому я, как лицо ответственное, не хочу влиять ни на работников НАБУ или на будущих судей, которые будут рассматривать это дело

НВ: Тогда давайте так: назовите положения, которые должны соблюдать работник НАБУ, при задержании судьи на получении взятки?

ВС: Он должен разъяснить права. Он должен разъяснить, в связи с чем человек задержан. Он должен составить процессуальные документы. И он должен составить все те процессуальные документы, которые в будущем станут доказательством в уголовном деле.

Сейчас мы проверяем подробнее, было ли все это сделано. Через несколько дней я смогу об этом прокомментировать, если это не будет, опять же, вмешательством в рассмотрение уголовного дела

НВ: Судью задержали на получении взятки?

ВС: Да.

НВ: 500 тысяч гривен?

ВС: Да.

НВ: Но вы за него заступаетесь?

ВС: Давайте будем говорить "задержали", потому что "задержание" с процессуальной точки зрения – это несколько другое. Но действительно поймали на получении взятки, и я думаю, что будут выдвинуты подозрение и обвинение в этом

НВ: То есть, ходатайствуя за него, за судью Бурана, вы покрываете бандита? Или как это стоит рассматривать?

ВС: Ни в одном заявлении нет таких слов, что глава Совета судей заступается, или оправдывает действия судьи Бурана.

Я говорю о том, что любой человек имеет права, когда в отношении него осуществляются оперативно-розыскные и следственные действия в соответствии с процессуальными кодексами. И этот человек имеет право на честь и достоинство при осуществлении таких процессуальных действий.

Если бы это другой человек сделал. Допустим, что не судья, а другой человек совершил такое же преступление и порезал бы себе вены. Общественность способствовала бы так же оперативно-розыскной деятельности в его адрес? Наверное нет.

А как насчет судьи? Это те действия, которые допустимы?

Кстати, я выразила большую благодарность работникам НАБУ, учитывая то, что они задержали-таки это лицо. И если этот человек, будучи судьей, допускает получение взяток, он должен нести самую высокую ответственность. Потому что он порочит не только себя, как личность, но порочит всю судебную систему.

НВ: С одной стороны, Артем Сытник заявил, что "система сопротивляется работе НАБУ". В то же время, на тринадцатом съезде судей, делегаты заявили (это есть в решении), что судьи готовы принимать меры по самоочищению. Какие меры по самоочищению вы уже приняли?

ВС: Во-первых, Совет судей утвердил положение о досье судей. Данные этих досье доступны в соответствии с законом (за исключением персональных данных) для общественности и СМИ. Начаты оценки судей. Во-вторых, происходит онлайн-трансляция громких судебных заседаний. В-третьих, Совет судей (единственная в этой стране ветвь власти), утвердил положение о раскрытии частного интереса и соблюдение требований по регулированию конфликта интересов. Ни в одной другой ветви власти такого положения нет.

НВ: Давайте объясним аудитории что это значит?

ВС: Это означает, что сам Совет судей будет устанавливать и контролировать соблюдение судьей конфликта интересов. Если будет установлено, что судья этого принципа не придерживается, в отношении него Советом судей будет открыто дисциплинарное производство. И Совет сообщит в соответствующие правоохранительные органы о нарушения закона "О коррупции".

НВ: Непосредственно с НАБУ Совет судей каким образом сотрудничает?

ВС: Я думаю, что на этом этапе, чтобы нас не обвинили в том, что мы как-то влияем на рассмотрение этих уголовных дел, нам не нужно вмешиваться в расследование этих дел. Но мы как раз за то, чтобы НАБУ скорее выявляло и расследовало эти дела

НВ: Какую информацию вы им предоставляете?

ВС: Мы предоставим все, что нужно, если будут официальные запросы.

НВ: Запросы были уже?

ВС: Нет, запросов пока не было.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG