Ссылки

logo-print

Путин решил эвакуировать российскую армию, пока действует перемирие, уверен главный редактор и эксперт Московского Центра Карнеги

В понедельник Владимир Путин заявил о выводе российской армии из Сирии – Россия якобы добилась поставленных целей. Корреспонденты НВ связались с главным редактором Московского центра Карнеги Александром Бауновым и попросили его рассказать, какие цели в реальности перед собой ставило российское правительство в сентябре, начиная военную операцию, и чего же ему удалось добиться в Сирии за прошедшие четыре с половиной месяца.

Официальная линия

Основной задачей своего вмешательства Россия официально ставила победу над ИГИЛ. Но группировка до конца так и не уничтожена. И вряд ли это получится сделать в обозримом будущем.

"Может быть ИГИЛ где-то ослаблен, но не то, чтобы разбит. Есть очевидные противоречия между объявленной целью разбить ИГИЛ и сообщением о том, что цели достигнуты, в то время, как ИГИЛ не разбит. Из этого стоит делать вывод, что кроме разгрома ИГИЛ, у Кремля были какие-то другие цели", – считает Александр Баунов.

Реальные цели

  • Одна из главных целей российского руководства перед началом войны было возвращение на политическую арену из дипломатической изоляции. В эту изоляцию Кремль попал из-за событий в Украине, и Россия к такому повороту событий не была готова. Единственным выходом было найти место, где к ней бы прислушались, как к важному игроку:

"Разговаривать всерьез, как обычно, тоже никто не собирался. Поэтому нашли такую зону конфликта, где можно появиться вполне легитимно, никого не спросясь, и принудить к разговору. "Вы думаете, что можно без нас решать вопросы? Ну, вот, вы видите, что без нас нельзя. И Крым по-прежнему наш, и Донбасс ничей, и по Боингу обвинения не сняты, а вы с нами все равно разговариваете". Это была главная задача", – уверен Баунов.

  • Другой, но уже военной, целью стала поддержка Башара Асада и установление перемирия на сирийской территории:

"Другой задачей было предотвратить падение Дамаска в руки умеренных исламистов, оппозиции. Предотвратить картинку, при которой Асад осужден, казнен или убит. Раз уж мы объявили его своим союзником и неплохим парнем, то этой "красоты", конечно, не хотели бы допускать. Оппозицию нужно было посадить с Асадом разговаривать за стол переговоров, потому что она не хотела этого делать до того".

Дипломатические победы

России удалось поучаствовать как минимум в двух крупных дипломатических событиях, связанных с Сирией, и они вернули ее на международную арену в качестве весомого игрока. Диалог между Западом, в частности Америкой, и Россией принес свои плоды обеим сторонам:

"В проекте [резолюции по Сирии] записаны вещи, на которых настаивала Америка: переходный период, правительство национального единства, то, что Асад уходит через 18 месяцев. С другой стороны, там были записаны и вещи, на которых настаивала и Россия: список террористических организаций будет расширен. Также там написано, что передача власти должна быть плавной и мягкой, с сохранением действующих институтов.

Второй момент, где мы [Россия] поучаствовали, – это собственно перемирие. Пока это перемирие действует, Путин и решил эвакуировать российскую армию", – подчеркивает Баунов.

Уходить красиво...

"В нынешней хронологии событий это выглядит так: была четыре года война, прилетела российская авиация, побомбила и через четыре месяца стороны сели и договорились о перемирии. И все. И уходим. Мы принудили стороны мириться. Если они начнут воевать, а мы уйдем тогда, когда у них будет война (а может и не будет), это будет означать, что ты бежишь с поля боя.

Бежать с поля боя – не почетно. А уйти с барабанной дробью, развернув знамена, строем – окей. Достижения есть, мир есть, момент для ухода – подходящий", – считает главный редактор Центра Карнеги.

...Или под натиском обстоятельств

Баунов также считает, что Россия вышла из конфликта после объективной оценки собственных сил и под давлением других стран. В частности, Турции, которая угрожала предоставить сирийской оппозиции ПВО и послать спецназ, и Саудовской Аравии, с которой портить отношения в условиях падения цен на нефть – невыгодно.

"Бомбить турецких солдат и саудовских тоже не особо в планы российского Министерства обороны входило. Турция – суверенная страна, член НАТО. Ее бомбить – совсем не то же самое, что каких-то оппозиционеров, к тому же, это опасней. А если бы они ПВО поставили этим оппозиционерам, как грозились? Значит они могли начать сбивать самолеты. Не турки, а оппозиционеры, с которых спроса – никакого".

Не все идет по плану

Но, несмотря на кажущийся успех России, ее планы значительно пошатнули два непредвиденных обстоятельства. Первый – теракт над Синаем.

"Ему [Путину] пришлось наказывать союзника, близкого по типу руководителя, генерала Ас-Сиси, который завершил цветную революцию в Египте. Пришлось наказывать Египет за преступную халатность. Этого, конечно, не было в планах. Не было также в планах лишать граждан курортов. Такое количество гражданских потерь, 224 гражданских лица – этого не было в планах".

Второй момент – разрыв с Турцией:

"Турция как раз подавалась как альтернатива Европе. Есть страна с близким типом ценностей, с близким руководителем (…) и все это в несколько дней рассыпалось. Вместе с этим рассыпалась идея "поворота на Восток". Но тут самолюбие нашло на самолюбие", – уверен Баунов.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG