Ссылки

logo-print

Шесть мнений: два года постреволюционной Украины


Участники акции протеста на Майдане, Киев, 17 декабря 2013

Участники акции протеста на Майдане, Киев, 17 декабря 2013

Подборка мнений о том, чего Украина достигла за два года, c какими проблемами столкнулась, и что ждет ее впереди

Через два года после событий на Евромайдане украинские политики, журналисты и иностранные эксперты не могут сойтись в оценках реформ и курса страны.

Настоящее Время собрало шесть противоположных мнений о том, чего Украина достигла за два года, c какими проблемами столкнулась, и что ждет ее впереди.

Петр Порошенко, президент Украины:

"Через два года после победы Революции достоинства наша страна сделала серьезные и уверенные шаги на пути европейской интеграции <…> Но люди требуют большего. Очевидно, что ни общество, ни власть не довольны темпами изменений <…> Вопрос восстановления доверия [к власти] должен быть решен в стенах парламента. Жду от парламента быстрых решений на благо родины. А за мной – [дело] не станет". (Обращение к народу)

Сергей Лещенко, депутат партии "Блок Петра Порошенко", журналист:

"Президент Порошенко и премьер-министр [Арсений] Яценюк в модели США должны были контролировать друг друга, конкурируя за успех и ограничивая государственную коррупцию. На самом деле, они просто распределили сферы влияния и денежные потоки, вступив в сговор, еще одним полноценным участником которого теперь стали олигархи <...> С каждым витком кризиса, без восстановления доверия, цена за выход из него только возрастает". ("Украинская правда")

Арсений Яценюк, премьер-министр Украины:

"Конечно, мы не достигли всего того, чего хотели, и на что надеялся украинский народ. И здесь есть часть моей вины, которую я признаю. Но вдумайтесь, какие фундаментальные изменения прошли в Украине за последние 24 месяца! Украина стала по-настоящему независимым государством <…> Чего не хватает – политической зрелости, но на это необходимо время <…> Нам удалось разрушить систему узурпации власти, где один человек, его семья и окружение управляли всем". (Обращение к народу)

Максим Эристави, журналист:

"[В украинской политике] нет политики партий, реальных политических дебатов, идеологических разногласий – только бессердечные, корыстные интересы и краткосрочные альянсы между различными олигархическими группами <…> Если этот фарс не закончится, система будет сама себя воспроизводить не меняясь, и надежды очередной украинской революции будут преданы". (Foreign Policy)

Виталий Касько, экс-заместитель генпрокурора Украины:

"Система требует существенного изменения, начиная с фундамента <…> Нужны революционные шаги. Эволюцией лечить систему слишком поздно. Доступ к конкурсам [на должности чиновников] должен быть только у "свежей крови". Отсутствие опыта в украинских реалиях – лучше, чем опыт работы в органах прокуратуры. Сложно найти прокурора с серьезным иммунитетом к коррупции". Однако украинский президент не хочет отказаться от контроля над генпрокурором, который является мощным политическим инструментом, говорит Касько. (Kyiv Post)

Андреас Умланд, политолог:

"Реализация [реформ] в условиях многофакторной гибридной войны, которую ведет вторая по мощи армия в мире вдоль одной из самых длинных сухопутных границ в Европе – это поистине сложнейшая задача <…> Для Запада нынешние неудачи в реформировании Украины должны послужить поводом для увеличения давления на Москву и помощи Киеву, а не вызывать усталость от Украины". (Intersection)

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG