Ссылки

Дальнозоркая история времен Путина


Кирилл Кобрин беседует о последних 15 годах российской истории с Вадимом Михайлиным – историком культуры, переводчиком, антропологом, профессором Саратовского университета

“Совсем по-другому Рамзан Кадыров выглядит в интервью журналисту “Новой Газеты” Анне Политковской. К тому времени “команда Кадырова” уже выдвинула своего кандидата на пост президента Чечни – Алу Алханова. Рамзан Кадыров на этот пост претендовать не мог, так как по закону регион не может возглавлять лицо младше 30 лет (на тот момент Кадырову было 27 лет).

Политковская замечает, что в село Центорой, где тогда жил Кадыров, “фактически перенеслась чеченская столица”. “Не Рамзан, к примеру, ездит к Абрамову [Сергею Борисовичу, тогда – и.о. президента Чечни], а Абрамов [как и многие другие чиновники] – к Рамзану. Здесь же, в Центорое, проходило выдвижение кандидата на пост президента ЧР – так называемое выдвижение от команды Кадырова"”, – писала Политковская”.

Настоящее Время. “Кадыров и кадыровцы”: 19.01.2016

Разговор, который вы здесь увидите, посвящен довольно загадочной теме. Речь идет о странном выпадении ближайшей памяти у немалой части российского общества. Нынешняя одержимость всем “советским”, от сталинского до брежневского, у большого количества людей известна – и об этом сказано немало. Дискуссий по поводу так называемых “лихих девяностых” – множество, и мы даже посвятили этой теме специальный выпуск нашего проекта. Даже столь далекие от нас фигуры, как Николай Первый, Екатерина Великая, Иван Грозный или князь Владимир вызывают споры. Но есть зона почти абсолютного молчания – это, собственно, история времен Путина, история последних 15 лет.

Конечно, некоторые события остались в памяти, причем, либо трагические, либо драматические – убийство Политковской и Литвиненко, “Норд-Ост”, вторжение в Грузию. Однако глубже и шире общественное сознание не помнит – да особенно и не хочет помнить. Конечно, в этом заинтересовано немало людей, прежде всего, входящих в так называемую “элиту” – и представителей власти и даже оппозиционеров. Очень многим неприятны воспоминания о некоторых страницах собственной биографии, особенно политической (вспомним хотя бы историю возвышения Рамзана Кадырова). Наконец, сам путинский режим боится любых сюжетов из своей истории – иначе придется вспоминать собственные слова, обещания, клятвы и так далее. Оттого лучше перенаправить общественный интерес к прошлому куда подальше, где этой власти еще не было – в 1990-е, во времена брежневизма, в годы контрреформ Александра Третьего.

Но помимо этой неуклюжей хитрости есть еще более глубокие причины нежелания помнить недавнее. Вот об этом я поговорил с Вадимом Михайлиным – историком культуры, переводчиком, антропологом, профессором Саратовского университета.

Материалы этой рубрики публикуются сначала в мобильном приложении "Пульс Времени", редактор которого ежедневно составляет подборку для серьезного чтения. Устанавливайте приложение и знакомьтесь с Историей Времен Путина первыми.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG