Ссылки

logo-print

Смотри в оба. "Шарли" или нет?


Андрей Черкасов о реакции СМИ в годовщину теракта в редакции журнала Charlie Hebdo

“Мы все еще Шарли или уже не очень?” – вопрос, интересующий мировые СМИ в годовщину теракта. Медиа хотят знать: “Что позволено журналистам в современном мире? Есть ли границы свободы слова?”

Опрос на сайте “Эхо Москвы” показывает: две трети аудитории “Все еще Шарли”.

Но большинство российских СМИ полны негодования:

Новая провокация: Charlie Hebdo разместил на обложку изображение "бога-убийцы".

"Карикатура Charlie Hebdo на "Бога-убийцу" возмутила религиозных деятелей Франции" (НТВ);

Год расстрела Charlie Hebdo: спецномер отметился карикатурой на Бога.

"....Карикатуристов Charlie Hebdo уличили в пособничестве терроризму. Журналистов обвинили в том, что они устраивают смертельные провокации" (РенТВ).

Депутат Нилов: "Charlie Hebdo – соучастники теракта против издания".

"...Те, кто год назад держали свечи на марше единства, сегодня уже открыто против журнала. Шаржи на утонувшего курдского мальчика, погибших в теракте на Синае россиян, а теперь и на Бога с "калашниковым" за спиной, осудил в том числе и самые ярые защитники такой свободы слова" (Вести).

Саму скандальную обложку многие российские издания так и не показывают. То есть осуждать предлагают не карикатуру, а ее словесный портрет: “Седовласый старец в забрызганной кровью одежде и Калашниковым за спиной. И надпись – “Год спустя. Убийца по прежнему в бегах.”

Карикатуристы Charlie Hebdo нарисовали "бога-террористов", забрызганного кровью;

"Бог-террорист" на обложке Charlie Hebdo шокировал религиозные организации;

Вот, например, “Комсомольская правда” – в российском издании об обложке только пишут, в украинском – ее еще и показывают.

"... журнал вновь выходит с провокационной обложкой, уже вызвавшей недоумение у представителей различных конфессий" (Первый Канал).

Карикатура действительно вышла скандальной, признают и западные издания.

"Называет религию источником насилия во Франции" (Huffington Post);

“Спецвыпуск, нашпигованный богохульством, непристойностями и грубостью” (New York Post);

"...Говорят , что воинствующие атеисты зашли слишком далеко, заявляя, будто у всех религий кровь на руках" (WSJ).

Абдала Зекри (директор французского национального центра против исламофобии):

"...это не ислам убил журналистов, это два террориста убили журналистов, глупо обвинять во всем религию!" (BFMTV).

Не только мусульмане обижены.

С осуждением выступила и официальная газета Ватикана Osservatore Romano:

"...парадокс современного мира - он так старается быть политкорректным, но не уважает чувств верующих” (L'Osservatore Romano);

“Провокация или все-таки дурной вкус?” – спорят французские эфиры:

Клод Госкен, депутат парламента:

"– Вы считаете, что это провокация? – Нет, не провокация, просто дурной вкус, дурной вкус!

– Это же сатира? – Да, Шарли могут публиковать все, что угодно! Только я этого не принимаю!"

Скандалы помогают продавать журнал, считают критики. Специальный выпуск напечатали почти миллионным тиражом:

"....Год спустя, Шарли бьет все рекорды: объем продаж- 20 миллионов евро, более 210 тысяч новых подписчиков. Издание, находившееся на грани банкротства до теракта, сегодня самый богатый журнал Франции" (BFMTV).

За этот год штат журнала расширился, туда пришли работать 10 новых карикатуристов, хотя российскому зрителю рассказали только о двух уволившихся.

“Не ради денег работаем, ради идеи”, – заявляют в редакции Charlie Hebdo. С момента создания цель журнала – смеяться надо всем и над всеми.

Лоран Суриссо (главый редактор Charlie Hebdo):

"Шарли должен быть там, куда другие не осмеливаются идти. Для этой обложки я хотел выйти за пределы какой-либо религии и сказать о фундаментальных вещах. Сама идея Бога для Шарли является спорной. Мы даем повод задуматься" (Le Figaro).

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG