Ссылки

logo-print

Питерский художник о разрушительной силе оружия как о роскошной безделице

Пока в мире ведутся войны, питерские художники придумывают свои анти-войны. Известный иллюстратор Александр Григорьев создал концепты авиабомб, сбрасываемых на Сирию. Снаряды из пенопласта, высотой чуть более полуметра, украшены орнаментами знаменитых яиц Фаберже. Словно бы с театра военных действий переносишься в бакалейную лавку. Путешествие совершал Андрей Королев.

***

Эти три маленькие бомбы – лишь прототипы будущих артефактов, которые питерский художник Александр Григорьев намерен увеличить до размера человеческого роста и выставить в любом городе мира. Важны лишь два обстоятельства – согласие города и аллюзия к Фаберже. Замысел в том, чтобы показать, как разрушительная сила настоящего оружия подается как роскошная безделица. Будь это снаряды, падающие на сирийские города, или танк "Армата", ставший арт-объектом для сотен язвительных блогеров.

"В принципе, как бомба может падать в любом месте мира, и она относится к нему только после того, как взрыв прозвучал. Так же и эти арт-объекты: они могут стоять, где угодно, и сочетаться или не сочетаться с пространством только лишь по той реакции, которую они вызывают", – говорит художник Александр Григорьев.

Креативное пространство "Ткачи", как объект потребления переставшее быть элитарным продуктом ввиду отсутствия явного адресата, в своих месседжах обращается к более понятным образам. Постмодернистские бомбы, особенно стилизованные под Фаберже, это и есть метафоры массовой или поп-культуры. Как много в этом войны или анти-войны не скажет и сам художник.

"Мне кажется, что в сегодняшнем мире нет уже ничего, что является слишком пацифистским. Если что-то выступает в противовес этому – это не может быть "слишком", потому что это все равно не перевесит", – считает художник Александр Григорьев.

И все же лубок словно бы взывает к совести, хотя у художника нет задачи указать властям на противоречия между их намерения мира и существующими военными практиками – хоть в Украине, хоть в Сирии. Конечно, стилизация под Фаберже может выглядеть слишком эстетски, слишком по-питерски. Но Григорьев говорит, что задумался о Фаберже после того как услышал словосочетание "фугасные бомбы". Созвучие стало идеей.

"Фаберже – это, примерно, как ксерокс. "Ксерокс" – изначально название марки, которая стала именем существительным. Это аллюзия на феномен культуры, а не на конкретный бренд или конкретное его произведение", – уверен Александр Григорьев..

Александр Григорьев – один из 200 лучших иллюстраторов мира по версии рейтингового агентства Lurzers. 30-летний художник уделяет большое внимание исследованию эволюции русской культуры и ее образов в глобальном контексте.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG