Ссылки

Уральская "Скорая" – под ножом оптимизации


Минздрав "оптимизировал" содержание службы "Скорой помощи": медикам отказали в доплатах за ночные смены и стаж

В России набирает ход "оптимизация" Минздрава. На этот раз траты решили сократить на содержание Скорой помощи. Медикам откажут в доплатах за ночные смены и стаж. Врачи неотложки из маленького уральского города Качканар первыми в стране вышли на митинг против сокращения их зарплат.

****

Со своих скромных зарплат работники Качканарской "Скорой" скинулись на ватман и гуашь, написали требования к властям и вышли на митинг. В попытке реанимировать собственные доходы, которые вот-вот поразит страшный вирус под названием "оптимизация минздрава". С нового года их ждет, точнее – грозит, новая система оплаты труда.

"Средняя ставка у нас 20 тысяч рублей, а получилось так, что зарплату нам посчитали по-новому", – жалуется Елена Черных, фельдшер "Скорой помощи" Качканара. – "И буду я получать 17 тысяч. Но с них вычтут – найдут за что вычесть. И получится, что на руки мы будем получать минимальную зарплату. А жизнь дорожает, все дорожает, садик дорожает. А живем мы все хуже и хуже!"

Все доплаты: за выслугу лет, ночные смены и прочее, новые правила сводят практически к нулю. Оставляют голый оклад. Его чиновники обещали повысить. Но ненамного, – уверяют сотрудники скорой. Говорят: как ни крути бумажками, они остаются в ощутимом минусе.

"Когда вот эта вот новая система оплаты труда появилась - сразу же сказали, что "Скорая" потеряет в зарплате", – говорит Ольга Ипатова, фельдшер Скорой помощи Качканара

На этот вызов протеста в Качканар приехала бригада скорой чиновничьей помощи. Привезли, понятно, не чемоданы с деньгами. Лечили настроения медиков успокоительными речами.

"Еще раз повторяю: на сегодняшний день уровень зарплаты у вас не ниже, чем в области, а даже выше", - заверила митингующих Елена Жолобова, заместитель министра здравоохранения Свердловской области. – "​Она достигла показателей 2018 года, это хороший показатель. Просто эти все показатели экономические приводятся в четкое соответствие, как это должно быть".

Для понимания. Зарплата "будущего" в России для врачей "Скорой", которые спасают жизни, в среднем – 20 тысяч рублей в месяц. По нынешнему курсу это где-то 290 долларов – за ночные смены и тряску в старых "уазиках". Врачи в Качканаре, например, носят пациентов до машин на руках, хотя по закону не должны. Эту доплату, за переноску больных, в стране официально отменили.

Пять лет назад зарплаты "Скорой" уже "оптимизировали".

"Мы контактируем с ВИЧ-инфицированными, но нам за это недоплачивают 30%. С туберкулезными, психическими больными", – рассказывает Александр Урвачев, фельдшер Скорой помощи Качканара. – "Но Минздрав области нам ответил конечно, что они правы. Они – начальство. Как говорится: что им скажешь?"

В больших городах из-за таких условий труда люди просто уходят со "Скорой", наработав стаж. В глубинке медикам с их "скорым" опытом податься некуда. Здесь одна больница на город. Вот они и сносят все лишения. И в этот раз все бы улеглось, – не скрывает раздражения медицинское начальство. И ставит свой диагноз врачам неотложки: протестными настроениями медиков заразили оппозиционные депутаты.

"Я считаю, что вопрос был решен, и ситуация не должна была развиваться вот так", – заявляет Лилия Ворончихина, главный врач Качканарской городской больницы. – "Я считаю, что хотели пропиариться представители Коммунистической партии и использовали вот этот переход на новую систему оплаты труда".

Врачи чиновникам на слово не поверили и требуют, чтобы сумму выплат строго фиксировали в трудовом договоре. Но на это начальство идти категорически отказывается. В Качканарской "Скорой" протесты обещают продолжить. И очень ждут, что их поддержат коллеги по всей стране.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG