Ссылки

logo-print

Соня Кошкина: “Власть в стране остается самым прибыльным бизнесом”


Зачем Порошенко пытается ослабить Яценюка, и кто на самом деле зарабатывает на Одессе - все секреты украинской политики в интервью НВ

Украинская журналистка, совладелец и шеф-редактор интернет-издания Lb.ua, автор книги "Майдан. Нерассказанная история", – так о Соне Кошкиной [настоящее имя - Ксения Василенко] пишет Википедия. В журналистских кругах она славится инсайдами из кабинетов политиков. В эксклюзивном интервью Настоящему времени Кошкина рассказала, что Порошенко пытается ослабить Яценюка из-за желания обогащаться и “маниакального желания контролировать все подряд”. Яценюк же, по ее мнению, ведет себя как “обиженный пятилетний мальчик”.

****

НВ: Каково ваше видение конфликта вокруг правительства Украины?

Соня Кошкина: Я скажу о ситуации во власти в целом, потому что невозможно это разделять. Мне кажется, то, что происходит – это преступно по отношению к стране. Преступно по отношению к стране, потому что команда премьер-министра и президента Украины продолжают войну на взаимное уничтожение, совершенно не задумываясь о том, какие последствия это может вызвать.

Для Банковой [улица в Киеве, на которой расположена Администрация президента Украины] совершенно очевидно, что поменять Яценюка ей не на кого, хотя очень хочется. Если уж не на кого, но очень хочется - значит, нужно максимально его ослабить. Зачем его максимально ослаблять? Для того, чтобы, во-первых, в новом кабинете министров, который безусловно будет переформатирован, контролировать как можно большее количество портфелей.

К сожалению, спустя два года после "Революции Достоинства", я вынуждена констатировать: власть в стране, как была, так и остается самым прибыльным бизнесом. Соответственно, тот, кто больше контролирует потоки, тот больше зарабатывает. Соответственно, тот, кто больше контролирует правительственные портфели, тот больше всех зарабатывает. Соответственно, интерес Банковой – это максимальный контроль над правительством. Но не только и не столько для того, чтобы много зарабатывать, – этим эта Банковая отличается от предыдущей Банковой [администрации президента времен Виктора Януковича].

Во многом это вопрос влияния, вопрос самоощущения как структуры, которая тотально контролирует власть в стране. Вот это вот маниакальное желание контролировать все подряд, оно меня очень сильно пугает.

Что касается самого Арсения Яценюка, то он избрал очень странную тактику защиты – шантажа Банковой. Логика этого шантажа такая: если не я, то вместо меня хаос. Вместо меня – досрочные парламентские, и скорее всего президентские выборы, поскольку этот вал уже будет не остановить.

Но человек работает премьер-министром уже фактически полтора года. И когда он так строит свою риторику, это, мягко говоря, не совсем адекватно. Более ожидаемой от него была бы риторика в духе: “Я за полтора года сделал то-то, я хочу сделать еще это. Пожалуйста, под вот это дайте мне полномочия, я покажу результат”. Вместо этого Арсений Петрович в традиционной своей манере начинает истерить.

НВ: Какими шагами его пытаются ослабить?

С.К.: Есть несколько моментов.

Главное – эмоционально выбить из колеи. Эмоциональное выбивание из колеи – это, конечно же, информационная компания.

В 2004 году, во время первой избирательной кампании кандидата Виктора Януковича, который в то время был премьер-министром, была такая фишка – “вип-агитаторы”. Это когда известные политики, общественные деятели, спортсмены, музыканты высказывались в его поддержку. Так вот у меня дежавю с 2004 годом. Такое ощущение, что сейчас вип-агитатором Банковой выступает господин Саакашвили [Михаил Саакашвили, председатель Одесской областной государственной администрации, экс-президент Грузии].

Этот человек говорит о том, что все негодяи, а Яценюк особенно, и его правая рука господин Мартыненко [Николай Мартыненко, член премьерской фракции “Народный Фронт”], зарабатывает на Одесском припортовом заводе. Но при этом господин Саакашвили умалчивает, что пополам с Мартыненко там же зарабатывает правая рука Порошенко Игорь Кононенко [член президентской фракции “Блок Петра Порошенко”]. И это вызывает вопросы. Мягко говоря.

И таких примеров достаточно много.

То, что это неслучайно совпадает по времени с подготовкой отчета правительства, у меня вообще никаких сомнений не вызывает. Делает ли Саакашвили это умышленно, делает ли неумышленно, делает ли он это с желанием возглавить правительство или по каким-либо другим причинам, - все это неважно.

Важно то, что он сейчас выполняет роль колебателя основ. И если вся эта конструкция обрушится благодаря его усилиям в том числе, это будет преступлением, на мой взгляд.

НВ:Саакашвили, еще кого-то можно называть в этой информвойне?

С.К.: Я могу перечислять, но хотела бы остановиться на этой фамилии. Он – главный вип-агитатор Банковой.

НВ: Можно ли к вип-агитаторам отнести, например, Лещенко?

С.К.: Нет, я бы так не сказала. Не секрет, что на отдельных представителях команды премьер-министра негде ставить печати. Там есть люди, которые коррупцией покрыты как коростой. И не говорить об этом - точно так же преступно, как и покрывать это.

Но когда это приобретает характер явно организованной кампании, у меня, повторюсь, возникают вопросы: а почему именно сейчас? А почему об этом говорят именно эти люди? Понятно, что это удары по Яценюку. Понятно, что отставка Паскала [Василий Паскал, ушел с поста первого заместителя главы Национальной полиции], которая случилась по инициативе самого Паскала, ударила по Авакову [Арсен Аваков, министр внутренних дел Украины].

К Паскалу может быть миллион вопросов, но к Шокину, Гонтаревой, Гелетею, Муженко вопросов в разы больше [Виктор Шокин - генеральный прокурор Украины; Валерия Гонтарева - глава Национального Банка Украины; Валерий Гелетей - бывший министр обороны Украины; Виктор Муженко - начальник Генерального штаба, главнокомандующий Вооруженными силами Украины]. Особенно, к Шокину и Муженко.

НВ:​ Почему, по вашему мнению, аналогичная тактика атак не используется командой Яценюка?

С.К.:​ Это не настолько высокоорганизованная команда.

И все-таки, говоря о лидерских качества, нельзя не признать, что у Петра Алексеевича, они гораздо более ярко выражены. Яценюк предпринимает какие-то попытки защиты. Но, как я уже говорила, это такая истеричная реакция: если это не я, то я хлопну дверью, пойду в оппозицию, а вы пойдете на перевыборы. Извините, но я не считаю, что это риторика премьер-министра. Это риторика обиженного 5-летнего мальчика.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG