Ссылки

В Биробиджане экономят на инвалидности


На Дальнем Востоке России детям все чаще не подтверждают инвалидность, чтобы не платить пенсии

Общественники и родители детей инвалидов на Дальнем Востоке бьют тревогу. Изменения в законах в этом году лишили сотни семей социальной помощи из-за того, что больным детям отказывают в подтверждении инвалидности. Общественники не исключают, что у государства на них нет денег, и власти таким образом решили сэкономить, лишив эти семьи и без того невеликих пенсий.

***

Насте, которая только что обыграла отца в нарды, 6 лет. С полутора лет она на инвалидности. У девочки букет диагнозов: дисплазия тазобедренного сустава, нет трети повздошной кости. Одна из ног держится буквально на хряще – проблемы с суставом. Но при хорошем уходе, питании и постоянной реабилитации девочка может жить полноценной жизнью.

Будущее этой светлой девочки под угрозу поставил новый российский закон. По нему, каждый год специальная комиссия должна подтвердить инвалидность Насти и ее право на дотации. Но с этого года критерии инвалидности повысили. Решающей стала не справка от лечащего врача, а выводы специальной комиссии. Где дяди и тети, глядя на активную и радостную малышку, решили, что она вполне здорова.

"Если брать старые приказы – там есть ограничения. Моему ребенку нельзя бегать прыгать, она испытывает постоянные боли, ходит вразвалочку", - рассказывает Александр Лазарев, отец Насти. - "Эти врачи на комиссии все игнорировали. Вопросы были на комиссии: умеет ли ваш ребенок умываться, самостоятельно одеваться?"

Теперь с Насти инвалидность сняли. Это значит никаких бесплатных массажей, ортопедической обуви и пенсии в 10 тысяч рублей в месяц. Для семьи девочки это серьезный удар. Самостоятельно необходимое лечение в полном объеме им не оплатить. Лазаревы решили оспорить решение медико-социально экспертизы. Но ответ пропал где-то в далекой Москве - вместе с документами дочери и, что самое страшное, историей болезни,.

"У девочки знакомой мамы – заячья губа и глухота. Ей сняли инвалидность. Она поехала в Хабаровск. Здесь невозможно зарабатывать, поехала в Хабаровск поваром работать. Вчера ночью мне звонила, говорит: Саша я не знаю, что делать. А что делать? Надо добиваться", – говорит мать Насти Наталья Назарева.

Таких семей, которые стали жертвами нового закона, по всей России сотни, говорят в региональной приемной Уполномоченного по правам ребенка. Причем пострадали в первую очередь дети с неявными заболеваниями.

Ольга Зайцева для современного чиновника проявляет поразительную чуткость. Каждому пытается помочь, найти благотворителей. Она считает, что решение об инвалидности должно приниматься с учетом мнения лечащего врача и на основании серьезных исследований, а не на глаз.

"На комиссии немножко по другому оценивают ребенка – по тому, как он может сесть, встать, нагнуться, еще какие-то выполнить функциональные вещи. И чаще всего именно по степени выполнения функции и принимается решение", – говорит уполномоченный по правам ребенка в Еврейской автономной области Ольга Зайцева.

Она и дальневосточные общественники написали обращение правительствам всех уровней с просьбой новый закон пересмотреть. В Общественной палате не исключают, что "вылечить" инвалидов на бумаге решили для того, чтобы сэкономить на их и без того невеликих пенсиях.

"Я думаю, что это попытка сэкономить денежные средства. Общественная палата рекомендует всем ветвям власти вернуться к этому вопросу, чтобы защитить детей инвалидов и родителей", – говорит заместитель председателя общественной палаты Еврейской автономной области Григорий Эстрин.

Лечить дочь Лазаревы будут по мере сил: без должного ухода девочке грозит инвалидное кресло. Настя же, когда вырастет, хочет стать поваром или парикмахером. А для этого нужно крепко стоять на ногах. Но на пути у этой мечты маленькой девочки сейчас стоит огромная бюрократическая система, в которой затерялась настина история болезни, и которая всегда очень неохотно дает задний ход.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG