Ссылки

logo-print

Спецкорр "Коммерсантъ" Юрий Мацарский – об обстановке в иракской провинции Киркук

Специальный корреспондент ИД "Коммерсантъ" Юрий Мацарский побывал на линии фронта с "Исламским государством" в окрестностях города Киркук и встретился с курдскими воинскими подразделениями. Почему сражаются курды, как они собираются строить свое непризнанное государство и сколько осталось "ИГ", он рассказал Настоящему времени.

НВ: Почему в Ираке отменяют авиарейсы в Турцию?

Юрий Мацарский: Насколько мне известно, на юге Ирака самолеты с воскресенья не летают, а сегодня просто добавился север, наша территория, где я сейчас. Самолеты не летают, потому что авиакомпания, как я понимаю, отменяет рейсы из-за опасений того, что самолет может встретиться с крылатой ракетой, которую Россия, по некоторым данным, запускает в очередной раз в направлении Сирии, в боевиков Исламского государства, которые продолжают воевать в Сирии, продолжают удерживать там некие территории.

Никто толком не представляет, действительно ли полетят эти ракеты и если полетят, то по какому маршруту. Но если посмотреть на карту, то можно себе представить, что как раз на пути с Каспийского моря, где базируется российский флот, лежит Ирак, на пути к северу и востоку Сирии и в том числе лежит иракский Курдистан. Запрет на вылеты и прилет самолетов вполне обоснован.

Атака "ИГ" с воздуха

ЮМ: Я побывал в городах Сулейман и Киркук. Побывал в окрестностях этих городов, деревнях рядом с ними. В первую очередь меня интересовала линия фронта. Около двух дней я был в провинции Киркук. Это та самая провинция, из которой курдское ополчение изгоняет боевиков "ИГ".

Вчера я провел целый день с ребятами, которые инспектировали блокпосты, те места, в которых еще несколько дней назад стояли боевики "ИГ", и даже показывали мне те позиции, которые до сих пор используются этими исламистами. Очень серьезные приготовления были. Судя по всему, когда исламисты поняли, что им не удастся продолжить наступление, они готовились к затяжной обороне. Есть огромные, порой до 10 метров, валы, которые часто находятся прямо на шоссе, были обустроены укрепления, в них были сделаны даже пулеметные гнезда. Это делалось, судя по всему, чтобы удержать города поменьше. Такие укрепления – как раз на подступах к городам в основном.

Но при помощи авиации западной коалиции удалось выбить их, даже несмотря на сделанные укрепления, очень точной бомбардировкой. Это видно было по тем местам, по которым наносились ракетно-бомбовые удары – они не оставляют от дома практически ничего. До фундамента, до основания разрушенные дома, груды камней, груды осколков бетона.

Часто эти ракеты, естественно, попадали в укрепления. Работало удачное, качественное наведение. Под ударами авиации союзников "ИГ" отступали. Успешное наступление – это во многом заслуга ударов с воздуха. К ним очень много претензий. Говорится о том, что они очень часто летают и при этом не наносят никаких ударов, могли бы бомбить активнее. Но при этом также говорится, что без их помощи такого успешного наступления в провинции Киркук не было бы достаточно долго еще.

"Взрывы могут начаться в любой момент"

"Жизнь города Киркук на самом деле похожа на жизнь любого другого прифронтового города, с некоторой ближневосточной спецификой. Здесь, как водится, на въезде и на выезде стоят блокпосты, здесь ездят по городу в большом количестве пикапы с установленными в их кузовах пулеметами и другим стрелковым вооружением. В Сулеймане, например, нет такого большого количества вооруженных людей, а в Киркуке почти на каждом перекрестке можно встретить либо военного, либо человека в гражданской одежде, но с оружием в руках.

Вчера вечером я разговаривал с руководством полиции Киркука, они говорят о том, что за последний месяц было арестовано порядка 25 человек из самых разных подпольных организаций, которые присягнули на верность "ИГ" и действовали в его интересах в Киркуке и его окрестностях. И есть опасения относительно того, что какие-то другие люди, другие организации продолжают действовать в Киркуке. Это город, в котором не объявлено окончание террористической опасности, в любой момент могут начаться взрывы, провокации.

Как объяснил мне офицер полиции, местные ячейки подпольных исламистов специализируются как на подрывах, взрывах, то есть это подрывники-самоубийцы, так и на ликвидации местных офицеров, местных чиновников. И можно ожидать, что их война будет продолжена, несмотря на то, что основные силы ИГ удалось оттеснить от самого города".

Молодежь и бывшие офицеры Саддама Хуссейна

"В курдских подразделениях воюет в основном молодежь. У них пойти служить отечеству – это действительно почетно. Помимо этого, есть возможность обзавестись связями. В основном, это незамысловатые ребята, никто из них, естественно, не говорит по-английски. Я вынужден был пользоваться услугами переводчика здесь.

Но кроме того, есть кадровые офицеры бывшей армии Саддама Хуссейна, которые чувствуют себя сейчас востребованными. Они были долгое время в потерянном состоянии, кто-то пытался заниматься другими делами. Но сейчас пригодились их знания и умения. Те, кто постарше, помнят еще и ирано-иракскую войну, знают самую разную тактику и умеют ее применять – не только лобовых столкновений, но и диверсионных вылазок, точечных ударов.

Тактика войны

Война не ведется стенка на стенку, это не Первая мировая, не Вторая мировая, когда были окопные перестрелки или попытки взять город нахрапом. Это специфика гористой местности – длительные холмистые расстояния, которые прерываются равнинами. В этих равнинах обычно как раз города и села обустроены. Войны идут на подступах к городам, к деревням. Они сами роют себе их, им удобнее так воевать. Эти рвы, эти насыпи, которые растут вокруг шоссе.

Как устроена армия Курдистана

Несмотря на то, что курды в большинстве своем сунниты, у них есть понятие национальной чести. Они не пойдут воевать ни под какими религиозными лозунгами со своими собратьями.

Иракский Курдистан – это светская провинция. Здесь в Сулеймане больше женщин без хиджабов, чем в хиджабах, здесь продают на каждом углу алкоголь, и здесь огромное количество мужчин, которые не пошли воевать ни за одну из сторон. Судя по всему, здесь пока нет никакого призыва.

В иракскую армию курды не идут. Они не подпадают под призыв, собственно, поэтому молодое поколение не знает арабский язык: прежде его учили в арабской армии. После того, как "ИГ" будет изгнано с территории Курдистана или, возможно, ликвидировано, никто не будет содержать эту армию. Но все будут знать, что в случае чего, они опять соберутся, возьмут оружие и пойдут воевать.

"ИГ" – это навсегда"

"Исламское государство" – это действительно похоже на государство. Здесь есть масса атрибутов государства: партии, которые соревнуются между собой, есть добровольная, пускай временная, армия, есть флаг, герб и все прочее. Причем в Курдистане невозможно увидеть флаг Ирака. Если вешают флаги, то это флаги курдские.

Что будет после войны? Те люди, которые командуют ополчением, говорят, что не будет никакого "после войны", что "ИГ" – это навсегда по той простой причине, что они не видят никаких особых отличий "ИГ" от предшественников этой организации – от Талибана, от Аль-Каеды.

Они говорят, что сейчас есть возможность задавить ту часть исламистов, которые называют себя "Исламским государством", возможно выдавить их из Ирака, возможно, из Сирии. Но эта идеология никуда не денется, они возникнут где-то еще, возможно, под другим названием, возможно под тем же.

Но эта людоедская идеология, которой прикрывается ислам, никуда не денется. Она, по-прежнему, будет достаточно привлекательной для массы людей в исламском мире. Людей, которых смогут обдурить, которым смогут вбить в голову, что идти убивать людей, резать невинных и открывать невольничьи рынки – это и есть то, что хочет от них Аллах. И если они сделают это, то они получат вознаграждение в новой жизни, в загробной жизни, которая будет куда лучше, чем эта жизнь.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG