Ссылки

logo-print

"Хорошо освещается ФСБ, воинские части, все карательные структуры", – эксклюзивное интервью Мустафы Джемилева Настоящему Времени

Лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев допускает, что после разрыва действующего договора о поставках электроэнергии в Крым Украина может возобновить поставки электроэнергии на новых условиях.

В интервью Настоящему времени Мустафа Джемилев назвал эти условия, а так же ответил на вопрос, изменилось ли отношение к крымским татарам на полуострове после начала энергоблокады.

***

НВ.: Президент Украины Петр Порошенко предложил Кабмину Украины изучить, возможно ли грузовое автотранспортное сообщение и товарооборот со временно оккупированной территорией Автономной Республики Крым. Как Вы можете это прокомментировать?

Мустафа Джемилев: Сейчас только я вышел из здания Кабинета Министров, участвовал в заседании Кабмина. И там принято решение поддержать предложение президента полностью прекратить товарное сообщение между Крымом и материковой частью Украины. Нас это устраивает. Сейчас осталось решить вопрос о поставках электроэнергии.

Мы настаиваем на том, что тот договор, который был заключен о поставках электроэнергии, был аннулирован, потому что он не отвечает интересам как Украины в целом, так и оккупированной части. И не соответствует интересам, направленным на освобождение Крыма от оккупации.

Мы говорим о том, что, если будет заключнен договор о поставках, то оккупанты должны принять следующие условия. Во-первых, освободить немедленно арестованных заложников из числа крымских татар и украинских патриотов других национальностей, начать расследование убийств наших граждан, допустить международную организацию для мониторинга состояния прав человека на оккупированной территории, восстановить те демократические нормы, которые были до оккупации. Это все я высказал на заседании кабинета министров, и в целом оно нашло поддержку.

НВ.: Обещал ли премьер-министр, что будут предприниматься шаги по отмене действующего договора о поставках электроэнергии в Крым?

М.Д.: Премьер-министр четко сказал, что вообще по тому договору о поставках электроэнергии дело передано в прокуратуру и должно быть проведено расследование и приняты меры в отношении тех, кто допустил заключение такого договора.

В первую очередь, речь идет о том, что в договоре другая страна называется "Крымский федеральный округ", это означает, что, подписавшись, чиновники признают, что Крым — это федеральный округ в составе Российской Федерации.

Во-вторых, он подписан компанией "Крымэнерго", которая захвачена оккупантами и принадежит, в общем-то, Украине. Там стоит подпись человека, который у нас находится в розыске как преступник, он подлежит привлечению к ответственности за измену своей стране.

НВ.: Вы общаетесь с крымскими татарами, оставшимися на полуострове. Как действия тех, кто организовал энергоблокаду, воспринимаются там?

М.Д.: Звонят нам передовые граждане, говорят: "Если это отключение исходит из Украины, то мы рады, готовы претерпеть, лишь бы скорее закончилась оккупация". Но, конечно, им тяжело. Сейчас я смотрю график, который там установили — не более двух часов поставляется электроэнергия. Некоторые регионы, например, Бахчисарай, вообще не упоминаются, туда, видимо, не будут поставлять.

Но хорошо освещается ФСБ, воинские части, все карательные структуры. Но я должен сказать, что количество электроэнергии, вырабатываемой на территории Автономной Республики Крым, около 300 мегаватт, оно достаточно для обслуживания гражданского населения, но недостаточно для обслуживания воинских частей и производства. Но оккупант мыслит по-своему — в первую очередь он обеспечивает свои органы, а, что остается — дают гражданам.

НВ.: Отразилась ли блокада на отношении к крымским татарам на полуострове? Не отмечаете ли вы случаев межнациональной розни?

М.Д.: На бытовом уровне и до этого было плохое отношение к крымским татарам, потому что местные знают: на 90 с лишним процентов крымские татары активно против оккупации. Сейчас, наверное, в худшую сторону изменилось. Мы этому не придаем значения. Пока сообщений о стычках нет.

НВ.: Почему все же акция проходит на административной границе с Крымом, а не, например, под Верховной Радой — с требованием принять соответствующие законы?

М.Д.: В Верховную Раду Украины пока какой-то значащий документ, скажем, об отмене "свободной экономической зоны "Крым" или пересмотру каких-то соглашений не поступал вообще. Было сообщение о том, что президент даст поручение пересмотреть закон, но сейчас говорят: есть сложности, они опасаются ответных мер от Российской Федерации. Работа продолжается, но надеюсь, это будет решено.

НВ.: Сейчас высказывается мнение, что акция по энергоблокаде начата поздно. С момента аннексии прошло почти два года. Как вы можете на это ответить?

М.Д.: Вы знаете, в каком состоянии в момент оккупации была Украина, какие у нее были ограниченные возможности. Было опасение, что русские будут продвигаться дальше на территорию Украины. Потому действовали очень осторожно. Хотя я считаю, что блокировать надо было немедленно.

НВ.: Как вы прокументируете мнение о том, что блокада незаконна? В Уголовном кодексе Украины есть статья о блокировании транспортных магистралей.

М.Д.: Тут речь идет о реализации прав граждан на отстаивание своих интересов. Все силовые службы Украины с пониманием отнеслись и не препятствовали осуществлению наших законных прав. Нарушения закона, с нашей точки зрения, там не было. Хотя иногда приходится прибегать к акциям, узаконивать которые не успевает государство.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG