Ссылки

Летчик-испытатель Толбоев: "Чтобы такое произошло, должен быть маленький взрыв на борту"


Корреспондент НВ поговорил о версиях катастрофы А321 с летчиком-испытателем, героем России Магомедом Толбоевым

Самолет авиакомпании "Когалымавиа" (рейс 9268), направлявшийся в Санкт-Петербург, утром 31 октября потерпел крушение вскоре после вылета из аэропорта Шарм-аш-Шейх в Египте. На борту находились 224 человека, все они погибли. Большинство погибших — граждане России, также на борту были четверо украинцев и один белорус.

У российских и зарубежных экспертов есть несколько версий того, что произошло с лайнером – от взрыва огнетушителя в багажном отсеке до отрыва хвостового стабилизатора и теракта со стороны боевиков "Исламского государства".

Корреспондент НВ Вадим Кондаков поговорил о версиях катастрофы лайнера А321 с летчиком-испытателем, героем России Магомедом Толбоевым.

"Чтобы такое произошло, должен быть маленький взрыв на борту"

"Все катастрофы, которые происходят, имеют три причины. Первое – мы всегда обращаем внимание на человеческий фактор, экипаж. Второе – техническое состояние самолета. Третье, независимое ни от кого, – внешние воздействия.

Я придерживаюсь версии о внешнем воздействии, исходя из той информации, которой располагаю. Потому что экипаж вышел на связь только на короткое время, а далее он не сообщал ничего, что происходит на борту. И то, что самолет сначала потерял скорость, а потом начал, естественно, разгоняться, – это говорит о том, что было потеряно управление самолетом. Экипаж был полностью обесточен. Чтобы за короткое время такое произошло, должен быть маленький взрыв на борту", – считает Толбоев.

"Экипаж был выключен из системы управления самолетом"

"Мы знаем, что все последние самолеты, и Boeing, и Airbus, и наши Superjet, компьютеризованы. Их мозг – центральный компьютер. Все остальное – отходящие от него нервы. То есть где-то нервы были отрезаны от мозга, поэтому самолет не управлялся.

Это мне дает право придерживаться версии принудительного воздействия на самолет. У самолета четыре канала управления. В любом случае у экипажа есть время оценить ситуацию и доложить на землю, что происходит. Но в данной ситуации не было никакого времени. Экипаж был выключен из системы управления самолетом", – подчеркивает летчик.

В то же время Толбоев исключил версию о том, что в самолет попала ракета:

"Наземные ракеты – это сказки. На эшелонах такие ракеты не работают. Мы эту версию вообще исключаем", – уверен Толбоев.

Взрыв, если он действительно имел место, он связывает с "хаосом" в наземных службах в египетских аэропортах:

"Мы речь ведем о Египте, где системы совершенно не работают. Хаос там. Это не Хитроу в Лондоне, это не Шереметьево, Домодедово, Внуково, это не Орли в Париже, не Дубай. Там, чтобы не платить деньги и в очереди не стоять, можно пойти с любым человеком в туалет, он тебе запакует и отнесет в самолет. Задешево. Он сам все сделает и отвезет на самолет. В Египте, в Каире, да и в других местах", – заявил Толбоев

"В Росавиацию относят часть денег, чтобы все было шито-крыто"

Также Толбоев сомневается в версии о технической неисправности самолета:

"Нет такого понятия "старый самолет". Самолеты летают и 40 лет, и 60 лет летают. Вот мы летали. Американцы летают. Ничего страшного. Все зависит от состояния самолета, от уважения к этому самолету в процессе летной эксплуатации", – подчеркивает Толбоев.

"Росавиация должна отвечать за катастрофы. Их чиновники должны нести ответственность. Кто разрешил самолету быть готовым к эксплуатации? Кто выдал свидетельства о годности, кто выдает свидетельства пилотам? В чем виновата компания? Да ни в чем. Он хозяин, купил товар – самолет. Государство сказало: можно летать. Я летаю. Купил за миллион двести тысяч долларов барахло и 10 миллионов заработал за 10 лет. Плохо что ли? А где государство тогда? Вот так эти маленькие компании и живут. Они жируют, а в Росавиацию относят часть денег, чтобы все было нормально, шито-крыто", – описывает ситуацию летчик.

"Мы говорим о целом ряде катастроф, которые происходят каждый год, по одной, по две штуки. И при том авиакатастрофы не простые, а резонансные, привлекающие общественное мнение не только россиян, но и внешнего мира. И где стоит на карте честь России, ее имидж, репутация! Вот, о чем речь идет. Не хочет товарищ Нерадько этого понять. Ну, хорошо он живет, жирно живет. Дай Бог ему так жить. Я не желаю ему и его семье оказаться на таком борту. Да и не будет он там, потому что они летают все на чартерных рейсах, собственных самолетах, всю жизнь".

"Никто не заинтересован в честном расследовании. Главное – свалить на кого-то"

"Не должно быть маленьких компаний на рынке. Все маленькие авиакомпании убыточны. Раз они убыточны и на рынке, – это эксплуатация людей и самолета в пользу хозяина этой компании. Если такая крупная компания "Трансаэро" убыточна, то, что говорить о маленьких? Они просто насилуют самолет и людей и живут до поры до времени. Должны быть крупные компании".

"Никто не заинтересован в честном расследовании. Главное – свалить на кого-то. Я переживаю, потому что я профессионал. Профессионалы никогда и ни перед кем не кланяются. Русская авиация была в мире почти первая всегда, и сегодня откатились вон туда. Благодаря вот таким чиновникам. Нас убивают, русскую авиацию убивают. Пусть президент меня услышит!", – заявил летчик-испытатель, герой России Магомед Толбоев.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG