Ссылки

logo-print

Как у российских сирот отбирают квартиры


Воспитанница детского дома Тамара Лутфуллина получила от государства квартиру, но на нее тут же нашелся претендент

В России участились случаи мошенничества с квартирами сирот. Так называемые "чёрные риэлторы" буквально охотятся на выходцев из детских домов и интернатов, чтобы завладеть жильём, которое им выдают при наступлении совершеннолетия. Сироты - лёгкая добыча, поскольку очень доверчивы. А заступиться за них, как правило некому. Репортаж Вадима Кондакова.

****

Это - Тамара. Ей - 24 года. Она работает консьержкой в подмосковной новостройке. И живёт тут же. На рабочем месте.

"Ты здесь и живёшь, получается?"

"Да! Вот, на этой раскладушке сплю, здесь сижу! Документацию веду!", - показывает девушка.

В это трудно поверить: она, молодая девушка, коренная москвичка. А еду готовит там, где обычно справляют нужду…

"Там у нас туалет, плитка. Там готовлю", - показывает она скромное жилище.

А ведь ещё недавно у Тамары была своя квартира. Однокомнатная, зато уютная и удобная. В престижном районе Москвы. Которую ей, сироте, дали после выпуска из дома-интерната.

Её квартира теперь принадлежит некоему Алексею Гудкову. Который, по какому-то счастливому совпадению, появился в её жизни именно тогда, когда Тамара получила право на приватизацию своего жилья. И когда ей очень нужны были деньги.

Гудков предложил девушке заработать - заложить свою жилплощадь и выкупить чужую…

"Говорит: "Закладываем в банк, берем оттуда 4 млн, отдаём этому человеку, которому нужны 4 млн, а его квартира забирается и продаётся вдвое дороже. Залог гасится, а всё остальное делится пополам", - вспоминает Тамара Лутфуллина.

И она согласилась. Новый знакомый был настойчив и стремителен. Всегда имел наготове объяснения. И не давал времени на раздумья.

"Полностью уже доверилась ему, шла и шла, делала то, что он от меня просил", - признает Тамара.

Советоваться ей было не с кем. Но уверенности придавало то, что несколько бывших одноклассников по школе-интернату тоже имели дело с Гудковым.

Но когда однажды Тамара захотела вернуть свою квартиру, оказалось, что та ей больше не принадлежит.

"Я начала психовать плакать! Говорю: "Верни мне мою квартиру! Я хочу обратно! Не хочу её продавать!" …. А он начал своё гнуть, мол: "Это теперь моя квартира! И ты уже ничего не сможешь сделать!" - плачет девушка.

Мы позвонили Алексею Гудкову, с просьбой о встрече. Он отказался от съёмок, но пояснил, что он - добросовестный приобретатель, заплатил за квартиру 3 миллиона рублей. Гудков пообещал бороться за свою собственность. А Тамару назвал мошенницей.

"Она - девочка самостоятельная. Она что, не понимала что-ли? Она всё видела, всё читала!" - заявил Гудков.

Когда Тамара написала заявление в полицию, ей отказали в возбуждении уголовного дела. Мол, она сама подписывала все документы. Но адвокат девушки уверена: к этому делу нельзя подходить формально. И собирается проводить специальную психологическую экспертизу.

"Наша Тамара - воспитанница детского дома. Она доверчива, она привыкла, что получает какую-то помощь, социальную, от других лиц, от государства", - отмечает Дарья Морозова, адвокат Тамары Лутфуллиной. - "И в этом случае она восприняла Гудкова таким же образом! Что он ей должен чем-то помочь".

Адвокат уверена: если им удастся убедить правоохранительные органы в том, что Тамару обманули, это поможет не только ей. Ведь доверчивых сирот, с их квартирами, много. А их слёз никто не видит.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG