Ссылки

logo-print

"Война и сыр" – спецрепортаж НВ


Кому на Руси варить сыр хорошо? Тому, у кого есть медный котел, нора хоббита и флаг Новороссии

В чистом русском поле, в 50-ти километрах от Москвы, стоит сыроварня. С чисто русским названием. И колоритным хозяином, похожим на купца из русской народной сказки.

Олег Сирота – по собственному признанию – убежденный "ватник" и прилежный православный христианин. Еще недавно он имел собственный успешный IT-бизнес, который, не раздумывая, бросил, ради мечты всей своей жизни – сельского хозяйства.

"Я учился в аграрном ВУЗе и бросил. Потому что не было вообще никаких перспектив. Это была мечта моя. Я ходил, думал, лелеял ее. А тут – поперло.

– "Поперло" – это вы санкции имеете в виду?

Да, санкции! Сразу все стало понятно!" – говорит предприниматель Олег Сирота.

Когда Россия ввела в отношении Запада ответные продуктовые санкции, Сирота продал бизнес, квартиру и две машины. Все, что вышло – около 14 миллионов рублей – вложил в этот мини-заводик. Работающий под флагом непризнанной Новороссии.

"Без Новороссии не было бы сыроварни, не было бы санкций, не было бы смысла это строить!" – уверен Олег Сирота.

Сыровар Сирота внимательно следит за политикой. Он – один из активистов движения "Антимайдан" и сторонник Путина. Но вся мировая политика для него теперь сводится к единственно важному фактору – к продлению санкций.

"- А не боитесь, что санкции отменят?

Боюсь! Очень боюсь! Единственное, чего боюсь – то, что санкции отменят. Вот, прямо иногда по ночам просыпаюсь, и меня ужас берет!" – признается в интервью НВ сыровар.

Похоже, что сыр стал для Сироты настоящей навязчивой идеей. О нем он может говорить, кажется, бесконечно. Прямо-таки засыпает нас названиями сортов, процентами жирности и технологическими деталями. Словно занимался сыроварением всю свою жизнь. Ну, а производственный цех – это его храм. Куда просто так, с улицы, зайти нельзя.

Согласно названию его сыроварни ("Русский пармезан") главная цель Сироты – изготовление отечественного пармезана. Однако, по действующему законодательству, делать такой сыр он просто не имеет права. Потому что пармезан варят в медном котле. А медь еще с советских времен в пищевой промышленности использовать запрещено. Поэтому теперь Сирота хочет изменить устаревшие правила.

"Я сейчас для того, чтобы выйти из этой ситуации, написал слезное письмо в Государственную думу, Васильеву, главе фракции, описал эту проблему, надеюсь, Почта России доставит это письмо, он его прочтет и разрешит… Потому что это их прямая обязанность!" – признается Олег Сирота.

А пока Госдума раздумывает, Олег с коллегами варят пармезан для себя. На костре, в этом медном котле. Что получится – они узнают года через полтора. Ведь пармезан – очень "долгий" сыр. И зреть он будет в подземном сырохранилище, очень похожем на нору хоббита. Это - главный сейф Сироты…

"Сыр – это прыжок молока в бессмертие. Здесь будет лежать наваренный сыр и здесь будет всё, что у меня есть! Поэтому, если че-то случится с этим погребом, это будет всё, фатально!"

Вызов "ненавистному Западу" у Олега Сироты буквально во всем. Даже свою вредную козу он назвал в честь немецкого канцлера – за то, что однажды она чуть было не съела листы с технической документацией на сыроварню.

"За свой вредный характер она получила кличку Меркель! Она пытается остановить импортозамещение. Всячески пытается остановить подъем России с колен!", – объясняет выбор имени для козы Олег Сирота.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG