Ссылки

logo-print

Люли – судьба киргизских цыган


Репортаж Настоящего времени из поселка цыган в пяти километрах от Оша, где лишь четверть детей ходит в школу

В Центральной Азии, среди многих наций, которые там проживают, есть маленький народ люли. Обычно их называют цыганами из-за внешнего сходства и рода занятий. Мало кто знает откуда они появились. В Кыргызстане селение люли находится в 5 километрах от города Ош. Как и чем они живут - репортаж Адилета Бектурсунова.

****

Начинается новый день: взрослые идут на работу, дети в школу. День начинается и для Сабины. Только она, в отличие от ровесников, идет не в школу, а на работу. Попрошайничать.

На такую же работу собираются еще сотни женщин народа люли. Так они себя называют. Хотя некоторые считают их обычными цыганами.

Селение Люли, или как его еще называют "Люли-махали", всего в пяти километрах от Оша – южной столицы Кыргызстана.

Привязанность народа люли к постоянному месту жительства – редкость. Но здесь они осели так давно, что уже не помнят о собственном происхождении.

Одни считают Люли ответвлением таджиков, другие ищут их корни в далекой Индии. Мало кто знает, когда и откуда они пришли, но, говоря откровенно, мало кто их любит. Ведь на жизнь люли зарабатывают попрошайничеством. Причем тому же учат своих детей с ранних лет.

Абдырашит – один из немногих местных, кого можно увидеть в чистой одежде. Статус не позволяет выглядеть иначе. Он глава "махали", негласно его тут называют "бароном".

"Большая часть населения живет за чертой бедности. Работы нет", – говорит Абдырашит.

Нельзя сказать, что работы в кишлаке нет совсем. Каждую неделю жители разгружают грузовики. На этот раз пришел рейс с цветным металлом из Кара-Суу. Железо у этого народа на вес золота.

Веками считалось: мужчина люли работать не должен. Этим занимаются женщины и дети. Главное место работы – базары и перекрестки.

8-летний Дильдор говорит: "С мамой ходим, собираем металл, иногда попрошайничаем".

Людей с протянутой рукой стараются не замечать. Но голод не тетка, и Сабина упорно несет вахту на дороге. Всего, что удается собрать, хватает на скромный ужин.

"Мы бедняки. Не знаю, как будем зимовать. Окна разбились, нужно как-то утепляться", – признается Сабина.

В скромной мазанке Сабина живет с мужем и его родителями. Спят и едят на полу, благо есть крыша над головой и теплая постель. Вот что значит, с любимым рай и в шалаше.

По словам Сабины, она "вышла замуж в 16 лет, по любви".

"Родители были против, потому что мой муж бедняк. Ну, я и сбежала", –добавляет 17-летняя жительница Люли.

Сабина верит, что с мужем она не прогадала. По крайней мере, он работяга. Другим мужчинам люли, отведена роль воспитателя. И многие верны древним законам своего народа. Абдырашит не видит в этом ничего плохого: "Женщины приносят домой хлеб, еду, ну или метал. Его можно сдать за хорошие деньги".

Люли – крайне замкнутая община. Чужакам трудно попасть в их круг, а значит, понять правила жизни загадочного народа. Между собой центральноазиатские цыгане говорят на особом наречии. У люли существует еще ряд традиций и обрядов, свойственных только им. В школе люли этому не учат.

По словам Руслана Уринова, "в школе учатся на русском и кыргызском языке".

Из полутора тысяч детей школьного возраста, хоть какое-то образование может получить лишь четверть. Местная школа всех не вмещает, да и родители не отпускают. Сабина в свои 17 лет ни разу не переступала ее порог.

"Сейчас мне сложно представить свое будущее. С 12 лет болят почки. Говорят, камни есть. Лечить нет денег. Умру – значит судьба такая", – делиться Сабина.

Люли – не характер, люли – судьба. У большинства людей этого народа нет выбора. И будущее Сабины было предопределено задолго до ее рождения.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG