Ссылки

Зачем Асад приезжал в Москву – мнение специалиста по Ближнему Востоку

Президент Сирии Башар Асад совершил свой первый международный визит с 2011 года – во вторник 20 октября он посетил Москву, где встретился с российским президентом Владимиром Путиным и руководством страны.

Это может быть элементом подготовки к дальнейшим переговорам по Сирии между Кремлем и Западом, считает эксперт по вопросам Ближнего Востока, приглашенный исследователь Chatham House и консультант Московского центра Карнеги Николай Кожанов.

Вот что он рассказал в интервью Настоящему Времени:

● В Москве обсуждалось будущее Сирии, обе стороны хотят вывести ситуацию из тупика. Мотивы Асада связаны "напрямую с выживанием правящей элиты страны"​, и стороны пытались ​выработать общую стратегию, как действовать в этом направлении. ​

● Кроме максимального укрепления позиций сирийского режима и ослаблении позиций сторон, которые ему противостоят, Россия заинтересована в запуске переговорного процесса между Россией и Ираном – с одной стороны, и спонсорами сирийской оппозиции – с другой. Визит, по сути, стал подготовительным шагом для дальнейших переговоров между Москвой и Западом.​

● Российское руководство заинтересовано не в долгосрочной операции, а в переходе к завершающему этапу в Сирии. Этот этап – "не военная победа союза России и Сирии. А начало переговорного процесса между сирийскими властями и оппозицией с последующим созданием переходного правительства, которое бы позволило найти дипломатическое решение конфликта".

● Лидер Сирии впервые покинул страну, а значит, он уверен в стабильности ситуации. В свою очередь, это значит, что Москва достигает поставленной задачи в Сирии – укрепления существующего режима. "Россия действует в Сирии достаточно эффективно и логично".

● России важно понять, на какие дальнейшие политические уступки готов пойти Асад. На эти уступки придется пойти, считает Кожанов, ведь "Россия неоднократно подчеркивала, что и Асаду надо свыкнуться с мыслью, что он не будет править страной вечно."

● Начало российской военной операции не могло произойти без постановки определенных условий. Вполне возможно, что будущие политические уступки были одним из этих условий, – полагает эксперт.

● Проведение наземной операции, по его словам, "выглядит маловероятным". Это очень дорого экономически ("речь идет здесь не о развертывании батальона, а о вводе фактически полноценной армии – к этому российская экономика не готова"). К тому же масштабную внутреннюю поддержку такого решения в стране, помнящей Афганистан, получить будет сложно, cчитает Кожанов.

● Основное внимание нужно уделять "не действиям военных – здесь более-менее Кремль справляется с поставленными перед собой задачами, а именно дипломатическим успехам, о которых пока говорить, к сожалению, не приходится".

● Перед Россией "стоит очень сложная задача: убедить международное сообщество (и, в первую очередь, Запад), а также сирийскую оппозицию, что Россия не ставит перед собой задачу полного возвращения территории Сирии под контроль режима и сохранение режима в его нынешней форме", что РФ "видит главным исходом эволюцию этого режима и ... создание переходного правительства или хотя бы основы диалога между властью и оппозицией".

● Убедить Запад будет сложно – взаимное недоверие усилилось после начала российской военной операции. Даже несмотря на то, что есть "определенные подвижки в российской позиции в сторону Запада, но они несколько затмеваются военным аспектом", – отмечает эксперт. Россия, по его словам, продемонстрировала желание говорить с умеренной оппозицией и вооруженной оппозицией, а также обсуждать Сирию без Асада.

● "Фактически, камнем преткновения является вопрос, когда Асад должен уйти, и надо ли ставить ему временные рамки на этот уход", – считает Кожанов.

● Продолжающиеся контакты между Россией и Западом внушают оптимизм: "Пока стороны будут говорить друг с другом, они будут постепенно начинать видеть друг в друге не противников, а людей и партнеров по переговорам – это важно".

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG