Ссылки

logo-print

Интеллигенция и расизм


Мультимедийный проект НВ "История времен Путина" с историком и писателем Кириллом Кобриным. Серия 10

Национализм родился около двухсот лет назад – сначала теоретически, над чем потрудились ранние романтики, поэты, собиратели фольклора, изобретатели несуществующих древних сочинений своего народа, а уже затем он воплотился на практике – в пороховом дыму наполеоновской эпопеи, в тайных обществах карбонариев, на баррикадах революций.

Во второй половине XIX века национализм создал несколько новых "национальных государств", после 1918-го их стало гораздо больше, не говоря уже о периоде после 1945-го. Процесс деления по нацпризнаку продолжился и после 1991 года – и лишь с трудом удалось остановить дальнейший распад больших стран на небольшие, а небольших – на совсем маленькие. При этом, еще недавно считалось, что сегодня в Европе национализм – удел футбольных болельщиков и политических маргиналов. Однако, как показали последние события, многие, очень многие мыслят категориями "крови и почвы".

Выяснилось, что прививки против национализма, даже расизма, нет не только у так называемых "обычных людей" – этим хронически болеют "специалисты по словам", интеллектуалы и даже либералы. Особенно уязвимыми оказались либералы российские – точнее, те представители образованного слоя, которые считают себя либералами. В рамках нашей рубрики мы не занимается политическим анализом, зато посмотрим на национальное сознание сегодняшнего русского либерала как на историческое.

Кто б ни бомбил сегодня Сирию, я это горячо приветствую, а если её вообще сотрут с лица Земли — не огорчусь ни разу, только спасибо скажу

Российское вмешательство в гражданскую войну в Сирии возбудило многих "недовольных" путинским режимом, даже тех, кто устоял перед "крымским соблазном". К примеру, один известный интернет-деятель, отчего-то прослывший политическим экспертом, сотряс воздух кровожадными призывами убивать как можно больше сирийцев, так как они – арабы, а, значит, враги.

Чуть более сдержано эту точку зрения разделили многие, а одно прогрессивное медиа опубликовало статью, где, в частности, говорится о бесспорном превосходстве еврейских мужчин над арабскими в смысле преданности семье и мужества. Также там выражалась – в связи с наплывом сирийских беженцев – обеспокоенность чистотой европейской крови. Вышеупомянутый текст пронизан скрытыми и открытыми сексуальными мотивами: в подзаголовке упоминается "Изнасилованная Европа", в первых абзацах автор жалуется что, мол, несправедливо: прекраснодушных защитников беженцев "девушки любят", а вот защитников европейских ценностей – нет.

Страх и ненависть в отношении чужого племени (хотя авторы обычно не отличают арабов от курдов, курдов от турок и так далее) и в отношении чужой религии, ислама (в смысле и сути которого им лень разбираться) достигают уровня истерики. Как любые истерики, наши "расовые либералы" заводят сами себя – и уровень шума неуклонно растет.

Перед нами типичное сознание XIX – первой трети XX века. Возьмем для примера мотив "изнасилованной родины" (или "родной культуры"). Родина, Отчизна становится "матерью" еще у романтиков, а позже близкий к протофашистским взглядам поздний романтик Александр Блок даже провозгласил "Русь" своей женой.

О, Русь моя! Жена моя! До боли / Нам ясен долгий путь!

В подобной системе взглядов любой чужак воспринимается как угроза чистоте матери, ее сексуальной безмятежности. А война и другие враждебные – или кажущиеся таковыми – действия есть покушение на изнасилование. Любопытно, что такое отождествление имеет и обратный ход – обычная женщина, принадлежащая к "нашему" народу, трактуется как Мать, олицетворяющая Нацию.

Чем дальше в XX век, тем отчетливее чисто этнические, биологические черты в облике Женщины-Матери, подвергающейся сексуальной опасности со стороны физиогномически-характерных чужаков. Нацистская антисемитская пропаганда пестрила изображениями белокурых статных красавиц, которых домогаются смуглые обезьяноподобные существа.

У нынешних российских либералов роль Матери, подвергающейся Насилию, играет уже вся Европа. Странно, что эти люди так редко используют мифологический сюжет "Похищения Европы". Напомню его: девушку Европу похищает Зевс, принявший вид белого быка, и увозит – по Средиземному морю! – на остров Крит. Там он с ней соединяется. Рассуждения новых национал-либералов о "изнасиловании Европы" простодушно пересказывают этот миф самым незатейливым расистским образом. "Насильник", "чужак", "подозрительный мусульманин" переплывает Средиземное море и, оказываясь в Европе, ее "насилует", то есть, подчиняет своей воле... А ведь еще недавно говорили, что классические фрейдизм и юнгианство – дело давнишнее и полузабытое; но, как оказалось, все это (вместе с социал-дарвинизмом и расовой теорией о "неполноценности" некоторых народов) живо и царит в головах людей – причем тех, кто по своему роду занятий призван рефлексировать, создавать смыслы.

Кстати, слышали вы, на Дунае произошло решительное сражение: триста турецких офицеров убито, Силистрия взята, Сербия уже объявила себя независимою. Не правда ли, вы, как патриот, должны быть в восторге? Во мне самом славянская кровь так и кипит! Однако я советую вам быть осторожнее; я уверен, что за вами наблюдают. Шпионство здесь ужасное! Вчера подходит ко мне какой-то подозрительный человек и спрашивает: русский ли я? Я ему сказал, что я датчанин...

Можно, конечно, проводить исторические параллели – к примеру, с неуклонно правевшей либеральной частью первой русской эмиграции, или с фашистскими симпатиями таких певцов свободы и справедливости, как Гилберт Кит Честертон. Но любые исторические аналогии затемняют суть дела. А суть эта такова. Удушливый национализм – причем по обе стороны нынешней путинской баррикады – стал главным наследием 70 лет Советской власти. Коммунистические идеология и режим, проповедовавшие интернационализм, оказались слабее примитивной ксенофобии и страха перед чужаками, которые пропитали сознание советского интеллигента. Крах идеологии вывел эти сентименты на первый план. Помимо всего прочего, стала ясной еще одна вещь: русский интеллигент, считающий себя либералом, знает об окружающем мире не больше своих предшественников из какого-нибудь романа Тургенева.

Там же все было ясно: "за братьев-славян!", "смерть кровожадным мусульманам!" Разница только в том, что сегодня названия народа, которые следует защитить от супостатов, самые разные. Мы наблюдаем жалкий циничный римейк романа "Накануне".

Тексты к дальнейшему чтению

И.С. Тургенев "Накануне"

Александр Блок "На поле Куликовом"

Умберто Эко "Вечный фашизм"

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG