Ссылки

Авиаудары РФ в Сирии: что и куда попало - объясняет Руслан Левиев


Российский блоггер в интервью НВ раскрывает методику и подробности своих расследований

Руслан Левиев – основатель команды блогеров Conflict Intelligence Team, которая известна своими расследованиями могил российских десантников, погибших в Донбассе и публикацией данных о том, как Россия готовила военную операцию в Сирии задолго до ее официального объявления.

Почему Conflict Intelligence Team интересуют эти темы, и почему расследования анонимных блогеров заслуживают внимания публики - он рассказывает корреспонденту НВ Тимуру Олевскому.

***

Настоящее Время: Я не очень верю в то, что открытая информация может быть доказательством, без общения с непосредственными участниками событий, что обычно делают журналисты, которые присутствуют на месте событий.

Руслан Левиев: Ключевое отличие наших докладов от обычных расследований, в том числе от журналистских расследований, от уголовных расследований, - в том, что мы используем открытую информация. А она позволяет любому читателю, который читает расследование, пойти по тем же шагам, по которым мы нашли эти факты. И самостоятельно проверить эту информацию.

НВ: Давайте конкретно, какие расследования вы опубликовали последними?

Р.Л.: Например, мы недавно опубликовали расследование о том, куда наносились авиаудары России в Сирии. Мы говорили, о том, что эти удары были, например, в городе Тель-Бисса практически по центру города. То, что удар нанесен по городу Тель-Биса подтвердили и сами российские СМИ, и Министерство обороны РФ. Но когда мы пишем, где в Тель-Биссе был нанесен удар, они полностью опровергают, что он был нанесен.

НВ: Они опровергают, что он был в городской черте?

Карта удара, нанесенного российскими ВКС по Тель-Биссе, данные Руслана Левиева

Карта удара, нанесенного российскими ВКС по Тель-Биссе, данные Руслана Левиева

Р.Л.: Да. Они говорят, что он якобы по окраинам где-то наносился. Мы доказали, что нет, он наносился по центру города, и мы видим разрушения, мы видим последствия, на видеозаписи активистов.

НВ: Какой отклик эта информация получила?

Р.Л.: В основном - отклик со стороны официальных лиц, что это все направда.

НВ: А зарубежные СМИ интересовались этим расследованием?

Р.Л.: Да, они очень интересуются, больше, чем российские, намного. Публикуют постоянно информацию. Мы даем комментарии. Раскрываем те факты, которые в нормальном государстве требуют проверки со стороны правоохранительных органов.

****

НВ: Как формируется массив данных, из которых мы можем сделать вывод, что все происходило действительно так?

Р.Л.: Сначала я объясню, что мы в расследованиях составляем хронологическую цепочку. Не просто показываем, авиаудары и последствия, а мы показываем весь процес. Как техника прибывала из России в Сирию. И как она стоит в Сирии и наносит авиаудар.

НВ: Это эмоции у вас какие-то вызывает?

Р.Л.: Поначалу особенно, вызывало эмоции. Сейчас немножко меньше, потому что приобретается доля цинизма.

НВ: А вам нечем рисковать? По мнению многих людей вы рискуете только репутацией, а СМИ рискуют деньгами, судебными процессами, прочими вещами. Их репутация стоит в глазах общественного мнения дороже.

Р.Л.: Хороший вопрос. Потому что меня многие спрашивают: как ты защищаешь свою безопасность? Тебя могут посадить, тебя могут убить. А я здесь специально говорю, что я не скрываю свое лицо, прямо показываю, как я выгляжу. Не собираюсь уезжать из России. Несмотря на то, что мне поступают разные угрозы и убийством, и посадки.

Тем самым я это специально делаю, чтобы показать, что у нас есть риски, мы готовы на эти риски идти, чтобы показать, какие реальные события сейчас происходят.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG