Ссылки

logo-print

Грозит ли России война за "русский халифат"

  • Роман МАМОНОВ

От исхода операции России против "ИГ" в Сирии зависит и безопасность самой России, говорят эксперты

Начало военных операций российской авиации в Сирии застали американских политиков врасплох. Своими действиями, как говорят эксперты, Кремль поднимает собственную роль в мировой политике. И ставки высоки – каждая победа над исламистами будет маленькой победой Путина, однако каждое поражение будет поражением России. В том числе, об этом, по совпадению, говорили накануне в Конгрессе США на специальных слушаниях, посвященных угрозе исламского экстремизма внутри России.

***

К лозунгам про войну с радикальным исламизмом в Америке привыкли со времен терактов 11 сентября. Но появление и успех группировки "Исламское государство" изменило глобальное отношение к проблеме. Это теперь не только вызов США.

"Террористы-исламисты выбирали целями своих атак многие страны, включая США и Россию. "Они объявили войну современному цивилизованному миру, – напоминает Дана Рорабахер, член Палаты представителей Конгресса США. – Их варварские атаки и преступления в Сирии каждый день доказывают, что они должны быть остановлены и уничтожены. Будущее Америки, России и всей западной цивилизации зависит от этого".

В Вашингтоне давно уже признали, в войне с исламистами одной Америке не справиться. Ей своих бы мусульман удержать от крайних идей. Россия же крайне неохотно обсуждает рост радикальных настроений в среде последователей ислама. Предпочитая ретушировать проблему показательным открытием очередной гигантской мечети. Но на деле Россия – один из основных регионов вербовки новых боевиков.

"Согласно публикациями в российских СМИ, большинство, если не все бойцы ИГИЛ из центрально-азиатских республик, были завербованы на стройках в России, особенно, на стройках в Москве, – говорит Леон Арон, глава российских проектов Американского института предпринимательства. – Российский МИД оценивает, что сейчас среди боевиков ИГИЛ в Сирии сражаются примерно 2400 русскоговорящих бойцов. А общее число наемников из России и стран бывшего СССР достигает 5 тысяч человек. Зададимся вопросом – сколько пройдет времени до момента, когда эти боевики решат вернуться в Россию и начать войну за создание русского халифата?"

Эксперты полагают, что для российских властей вмешательство в конфликт в Сирии и вступление в войну против "Исламского государства" – это еще и попытка не допустить распространения радикальных идей группировки внутри самой России. Но и тут Кремль рискует совершить ошибку. Пытаясь добиться успехов на внешнеполитических фронтах, власти забывают, что корень проблемы радикализации мусульман находится внутри страны, а не на далеком Ближнем Востоке.

По мнению Марка Катца, профессора школы политики, управления и международных отношений Университета Джорджа Мэйсона, "трагизм ситуации в том, что сами российские власти и общество не относятся с должным уважением к российским мусульманам. И проблема для нас в этой ситуации в том, что Америка ничего не может сделать. Мы не можем силой заставить Владимира Путина относиться с уважением к местным мусульманам. Проблема мусульман в России – увы, не та проблема, на которую США могли бы повлиять или разрешить ее. Сделать это может только Москва.

Вот только, как говорят эксперты, принимать какие-то меры российские власти не торопятся. Без перебоев работают по-прежнему только силовые схемы – запреты религиозной литературы, организаций, аресты их членов. А вот с обычным диалогом между мусульманами и другими социальными группами по-прежнему сложно. И это сохраняет почву для роста радикализма.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG