Ссылки

logo-print

Сыр как жертва импортозамещения


Как российские производители справляются с производством сыра без импортного сырья - репортаж НВ

"Ввоз санкционной продукции в Россию, после принятия решения о её уничтожении, сократился в десятки раз", - написано в отрывке из отчёта Министра сельского хозяйства России Ткачёва об успешной борьбе с иностранной едой. Менее, чем за месяц было сожжено, раздавлено бульдозерами и закопано более 600 тонн продуктов. Зато у россиян, по мнению Ткачёва, теперь гораздо больше шансов получать более вкусную и здоровую пищу. Так ли это, выяснял корреспондент НВ Вадим Кондаков.

***

Ассортимент российских супермаркетов, по ассортименту которых ещё год назад можно было изучать географию, стал скромнее и патриотичнее, как выставка достижений народного хозяйства.

"Я, конечно, очень рад, что появляются маленькие сыроварни и так далее, но вынужден огорчить всех наших сограждан, которые говорят - "А вот наш-то! Наш пармезан!". Ну, что я могу сказать - это приблизительно то же самое, что наш коньяк и наше шампанское!", - уверен предприниматель Дмитрий Потапенко.

Бизнесмен Потапенко - редкий экземпляр. Не боится открыто ругать власть за продовольственные антисанкции. Говорит, так не делается: сначала запретили, а потом стали искать, чем заместить.

"То гуано, которое сейчас мы вынуждены выкладывать на полки магазинов, которое даже носит надпись "пармезан" или далее по списку - оно к сырам не имеет никакого отношения, совсем", - считает предприниматель.

Пармезан теперь во всех спорах - главный аргумент, как основная жертва импортозамещения. Ведь сыра стали привозить в 10 раз меньше, а делать в России лишь на 10% больше.

Это теперь не хулиганство, а защита отечественного производителя. По магазинам страны ходят "казаки", молодые активисты и просто озабоченные граждане - ищут "санкционку".

Поэтому магазины, хоть и повышают цены, но при этом превентивно признаются в любви ко всему российскому. И отказываются от привозного.

"Любителей пармезана в России - ну, дай бог, два, а может быть - 3% населения всей страны. При этом, эти же два-три процента ездят каждый год отдыхать куда-нибудь. И с собой везут, в том числе и пармезан", - считает Андрей Даниленко, председатель правления Национального союза производителей молока.

Раньше Андрей Даниленко был успешным фермером. Получил даже негласный титул "молочного короля". А теперь стал лоббистом. И радуется санкциям.

"То, что закрыли на год - для нас благо. А с другой стороны, то, что закрыли всего лишь на год, не даёт нам того стимула, чтобы сказать: "всё, теперь мы только будем вкладываться в собственное производство!", - уверен Даниленко.

Однако производителям пока приходится вкладывать не в собственное развитие, а в то, чего они лишились после введения продуктового эмбарго.

"Сырьё перестало приезжать из-за заграницы, соответственно, те, кто покупал его, начали покупать на рынке. И поэтому спрос на сырьё резко вырос", - утверждает генеральный директор завода плавленных сыров Павел Розенфельд.

Сыр в России теперь больше, чем просто сыр. Это - символ импортозамещения. И никого, кроме самих производителей, не волнует, что его приходится делать на европейском оборудовании и с использованием привозных ингредиентов.

"У нас креветка не российская, и грибы - немецкие. Потому что в России нет нормальных грибов, с которыми можно делать сыр. Мы покупаем в Германии", - рассказывает Павел Розенфельд.

Говорят, чтобы вкусно и сытно питаться, россиянам придётся чуть-чуть поголодать. Может год, может два - пока отечественные производители не научатся импортозамещать.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG