Ссылки

logo-print

Единый, ненужный, невозможный


Мультимедийный проект НВ "История времен Путина" с историком и писателем Кириллом Кобриным. Серия 3

Нормальные учебники по истории могут появиться лишь там, где существует общественное согласие по поводу собственного прошлого. Там, где власть отражает общественные мнения, а не наоборот. Там, где идет открытая дискуссия, в которой сторонники разных точек зрения, кроме людоедских, имеют равные шансы высказаться. Ничего этого в сегодняшней России нет. Оттого затея с "единым учебником по истории" бессмысленна.

"В новый учебный год в школах – с новым единым учебником по истории!" – такова была затея власти. Дали задание соответствующим институциям, наверняка выделили бюджетные деньги – и вот, пришлось время отчитываться. И перед самой высшей властью, и перед теми, чьих детей начнут учить по новым учебникам. Отчеты перед публикой начались весной и смущали внимательного читателя. Но сначала небольшое пояснение.

Новые учебники готовили самые разные люди – и уважаемые специалисты, и представители "общественности" в том виде, как ее понимает Кремль, и педагоги, и идеологи власти. Оттого отчеты эти разные по лексике и по тональности. Но, странным образом, мессидж, один. В апреле в интервью "Московскому комсомольцу" замечательный специалист по Древней Руси Игорь Данилевский успокоил здравомыслящую часть публики, сказав следующее: "Объяснить “наверху”, что единого учебника быть не может, удалось довольно быстро".

..Исходя из принципа приоритета личности перед государством, установленного ст.2 Конституции России, все исторические события и достижения надо оценивать с одной сточки зрения: какую цену за них заплатило общество - стало ли жить легче или наоборот. То же и с понятием патриотизма. Что это? Любовь к государству? Но государство — это группа лиц, претендующих на монопольное право издавать законы, по которым живет общество, и применять силу, если эти законы нарушаются. Если общество принимает такую претензию — это государство. Если нет — тогда это бандформирование... ..Тогда любовь к родине? Но можно ли любить территорию? Думаю, патриотизм — это любовь к людям, которые эту территорию населяют. И тут снова мы выходим на ст.2 Конституции".

Во всем остальном разговоре оптимизм обнаружить сложно. Данилевский согласился участвовать в рабочей группе по подготовке единой концепции преподавания истории, несмотря на то, что перед тем он подписал обращение против самой идеи "единой концепции".

Мотивы его понятны: сделать так, чтобы в столь важном деле участвовали специалисты. С вещами, которые Данилевский говорит в интервью МК, невозможно не согласиться: и то, что патриотизм вовсе не означает любовь к государству, и то, что надо спасти школьников от переизбытка академических фактов, выстроив курс как рассказ о прошлом общества и людей, а институций. Но вот дальше из разговора становится ясно, что ничего неясно.

Новые учебники – заметим, их, как минимум, три, а не один – должны одновременно готовить к ЕГЭ, и соответствовать так называемому федеральному стандарту, которые, как говорит Данилевский, противоречат друг другу. Плюс есть указания Путина и общее стремление сделать учебники попатриотичнее. Результат туманен. Более того, новые учебники кончаются десятым классом. На вопрос журналиста, мол, а что же будут изучать школьники в одиннадцатом классе, Игорь Данилевский отвечает: "Понятия не имею!" Столь же непонятно, все ли российские регионы смогут начать новый учебный год с новыми едиными учебниками по истории.

Второе интервью о едином учебнике истории сделано в июне, на вопросы официозной "Российской газеты" отвечает ректор МГИМО, руководитель авторского коллектива одной из "линеек" учебников, Анатолий Торкунов. Здесь нам еще говорят, что речь не о "едином учебнике", а о нескольких "линейках", то есть, хронологически выстроенных учебниках, освещающих определенный период.

Концепция и содержание курса истории в 11-м классе, о котором вы говорите, еще не обсуждались в Российском историческом обществе. Но ясно, что этот курс должен быть культуроформирующим и личностнозначимым для школьников. В первую очередь речь идет о включении знаний об отечественной истории в систему миропонимания выпускников, о расширении опыта анализа явлений прошлого и современности

Возникает вопрос: о какой вообще истории идет речь? О российской или о всемирной, частью которой является российская история? Переписывают ли учебник по истории Древнего мира, или Средних веков? Или история России "импортозамещает" всё остальное? Иван Грозный вместо Нерона, а Николай Первый вместо Робеспьера? Торкунов говорит о "сорока книгах". Это серьезно. Странно, что такой титанический труд был практически скрыт и от профессионального сообщества, и от широкой публики. Все-таки речь идет о том, как будут учить детей, а это касается всех... Остальное интервью ректора МГИМО не очень интересно – Толкунов искусно уклоняется от прямых вопросов о конкретных сюжетах новых пособий, отчего-то много говорит о романе "Три мушкетера", проводит очень сомнительную параллель между кардиналом Ришелье и царем Алексеем Михайловичем, и так далее. Статья в РГ называется довольно жутко "Забить гвоздь в историю".

Мы впервые сегодня получили учебник истории, в котором все исторические факты фундаментально выверены и согласованы с международным научным сообществом. Там нет разночтений в событиях и в интерпретациях событий. Они будут излагаться так же, как принято во многих европейских странах

Третье интервью – на сайте ТАСС, августовское, с историком Александром Даниловым, тоже соавтором новых учебников. Оно ровным счетом ничего не добавляет к сказанному выше, кроме призывов вести откровенные и глубинные разговоры о нашем великом и драматическом прошлом". И ни одного факта.

Вывода здесь может быть только два. Либо перед нами типичная для путинских времен операция прикрытия, но только прикрывающая пустоту – а что еще можно предполагать, если никто ничего толком о сорока (!) новых учебниках книгах не говорит. Либо – что больше похоже на правду – по большому счету всем все равно, и, сам по себе, единый учебник по истории никому не нужен. Если вспомнить тезис, с которого я начал – в нормальном виде этот учебник невозможен.

* * *

Тексты к дальнейшему чтению:

Мария Лемуткина. ”Единый” учебник будет в трех лицах"

Ирина Ивойлова. "Забить гвоздь в историю"

"Минобрнауки: единый учебник истории согласован с международным научным сообществом"

"Как школьному курсу истории не быть “наукой ненависти”. Беседа Леонида Никитинского с учредителем «Вольного исторического общества» Никитой Соколовым.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG