Ссылки

Нет штампа - нет школы


Беженцы, живущие в Москве, не могут записать детей в школу из-за требования годовой регистрации

Восьмилетняя Мохамад Ахъя Дуаа отлично говорит по-русски и представляется Дашей. Дуаа и ее мама Нассер Кавтхар бежали из Сирии, когда там началась война. В России они получили временное убежище. В прошлом году Даша должна была пойти в первый класс, но устроить дочь в школу Нассер не удалось.

"Восемь лет сейчас дочке моей. Я хочу в школу ее", - говорит Нассер Кавтхар, беженка из Сирии.

Причина отказа - отсутствие временной или постоянной регистрации. Ее необходимо обязательно указывать при подаче заявления через портал государственных услуг.

"Что подразумевает эта форма? Что туда обязательно нужно внести данные регистрации. Без этого ты не сможешь зачислить ребенка", - рассказывает Анастасия Денисова, координатор проектов комитета “Гражданское содействие”.

Обязательно нужно внести данные регистрации. Без этого ты не сможешь зачислить ребенка"

Такая форма подачи заявления на прием ребенка в школу прописана в 32-м приказе Министерства образования и науки РФ. На него обычно и ссылаются директора школ при отказе в зачислении детей мигрантов.

Анастасия Денисова курирует проблему получения образования детьми беженцев. Нассер Катхар и Даша не единственные, кто пострадал от этого приказа. Более 50 семей из Сирии, Афганистана, Украины и России уже обратились в комитет помощи беженцам “Гражданское содействие” с аналогичной проблемой.

"Вот эта электронная очередь - это один камень преткновения. Необоснованное требование годовой регистрации - это второй камень преткновения. А в целом мы оспариваем вообще требование предъявления регистрации. Поскольку это не должно иметь отношения к детям", - рассказывает Анастасия Денисова.

В целом мы оспариваем вообще требование предъявления регистрации. Это не должно иметь отношения к детям"

Комитет “Гражданское содействие” обратился в суд с жалобой на приказ Министерства образования и науки. Основной аргумент правозащитников - этот приказ противоречат Конституции Российской Федерации, Закону об образовании и Международной Конвенции о защите прав ребенка.

В самом Министерстве образования подтверждают право каждого ребенка на получение образования, но не видят никаких ограничений в приказе №32. Законность этого документа предстоит оценить суду, который назначен на 27 августа.

Беата Бубенец, Москва, для “Настоящего времени”

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG