Ссылки

logo-print

Хидашели: "Мы не готовимся к войне"


Министр обороны Грузии Тинатин Хидашели в эксклюзивном интервью "Настоящему Времени" - о НАТО, перемещении границ и муже-политике. Полная версия.

17 июля российские пограничники в одностороннем порядке установили ограждения на границе между Грузией и непризнанной республикой Южная Осетия, отобрав у Грузии кусок территории. ​Причем в некоторых местах заграждения проходят через села, отделяя их от пастбищ, источников воды и местных кладбищ. О реакции Грузии на эти действия в эксклюзивном интервью корреспонденту "НВ" Шахиде Якуб рассказала министр обороны Грузии Тинатин Хидашели.

Полная версия интервью.

***

"Настоящее Время": Граница между Грузией и самопровозглашенной Южной Осетии передвигается не в пользу Грузии. Грузия теряет маленькие кусочки своей земли. Как долго вы намерены это терпеть?

Они ставят следующий баннер, когда что-то важное для Грузии происходит на международной арене"

Тинатин Хидашели: Там ничего нового не происходит. К сожалению для России, эти "границы" Южной Осетии уже были обозначены в октябре 2008 года, когда впервые было объявлено об этом. А потом - в апреле 2009 года. Тогда четко и публично говорили, что эти точки будут означены как границы Южной Осетии.

Начиная с апреля 2009 года на этой территории происходили разные процессы. Конечно, это – плохо. Потому, что это часть оккупации. Но я могу с полной ответственностью сказать, что ничего нового ни сегодня, ни вчера, ни во все прошедшие за семь лет после оккупации годы - не происходит.

Если мы посмотрим на календарь провокаций, то в нем всё можно прочесть. Всегда начинают активизировать ресурсы, которые они имеют в Южной Осетии, начинают ставить следующий баннер на границе именно тогда, когда что-то важное для Грузии происходит на международной арене.

Но Грузия все равно будет постепенно и умеренно идти по дороге евроинтеграции страны.

"НВ": Когда настанет этот момент, когда Грузия скажет "это все, и мы начинаем ответный удар"?

Люди не должны умирать из-за того, что политики не умеют говорить"

Т.Х.: Министры обороны Грузии и любой другой страны о таких точках не говорят. Если мы говорим, что эта точка есть, это означает, что мы начинаем войну.

Российские солдаты своими руками будут передвигать “границы” Грузии на то место, на котором мы попрощались друг с другом в 1992 году. Мы не собираемся воевать, наша цель – не допустить войну в Грузии. Самое главное – люди не должны умирать из-за того, что политики не умеют говорить.

Когда имеешь дело с Россией, партнером, с которым невозможно предугадать, как он будет вести себя завтра, - то всего можно ожидать"

Но когда имеешь дело с Россией, партнером, с которым невозможно предугадать, как он будет вести себя завтра, - то всего можно ожидать. Как раз этим занимается грузинское государство сегодня – оно готовится ко всему.

Матери, которые живут в Абхазии, такого же возраста, как и я. Мне 42 года. У меня два сына: 9 и 15 лет. Как раз такие матери – главная надежда для грузинского государства и для мира в этой части.

В тот день, когда мать в Абхазии или в Гудауте, у которой два сына, подумает о их будущем, - в голову ей придет, что лучшее будущее для ее сыновей будет в Грузии. Тогда этот конфликт будет решен. Нам нужен мир, чтобы дойти до этой цели.

"НВ": Для Грузии очень важно вступление в НАТО, но оно задерживается. Вам не кажется, что членов Североатлантического Альянса беспокоит то, что если Грузия станет полноценным членом НАТО, то тогда Россия может развязать войну, и весь альянс будет втянут в очередную заваруху?

Не думаю, что сегодня в мире кто-то думает, что Россия – партнер"

Т.Х.: Я думаю, что сегодня ни у кого уже нет никаких иллюзий по поводу России. Не думаю, что сегодня в мире кто-то думает, что Россия – партнер.

"НВ": Кто вам физически поможет сражаться с этой большой страной?

Т.Х.: ​Мы будем защищать свою страну. Так же, как украинцы сейчас защищают свою страну. Моя задача – защитить свою страну всеми силами, которые у нас есть.

****

"НВ": Ваш супруг – спикер парламента. Вы дома говорите только о политике?

Политика заканчивается у входных дверей"

Т.Х.: Мы никогда не говорим о политике (смеется). Во-первых, начнем с того, что дома я почти не бываю. Особенно сейчас, когда он в парламенте в Кутаиси, а я, в основном, в Тбилиси. Раньше мы в Кутаиси вместе жили.

А если чудо случается, и мы, и дети оказываемся вместе дома, - то политика заканчивается у входных дверей. А сами двери закрываются.

"Настоящее Время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG