Ссылки

Компенсации от теракта не предусмотрены


Люди, чьи дома были разрушены во время январского обстрела Мариуполя, до сих пор не могут их восстановить

24 января 2015 года микрорайон Восточный в Мариуполе был обстрелян из установок "Град". Тогда погибли 31 человек, десятки семей оказались на улице. Среди них и героиня нашего следующего сюжета. Спустя полгода после трагедии у нее вместо дома — руины.

****

"Здесь одна спальня была, здесь - зал. Вот здесь вот воронка была, мы ее засыпали... Здесь малОй спальня была, первый снаряд сюда попал. Вот швеллер погнулся - хорошо видно", - показывает разрушения жительница Мариуполя.

Так сейчас, спустя полгода после полгода после теракта, выглядит дом Татьяны Ефремовой Она вспоминает те события: муж был ранен, его на соседской машине повезли в скорую, она осталась ждать пожарных.

Выходите оттуда, там уже ничего не спасти!"

Это видео первых минут после трагедии. Снимали на мобильный. Дом сгорает у Тани буквально на глазах

"Выходите оттуда, там уже ничего не спасти!", - кричит кто-то.

Муж Татьяны умер от ранении на руках у 9-летней дочери.

Когда хоронили, даже ни фотографии, ничего не было. Все, что в морге отдали - цепочка его и колечко"

"Жизнь мужа самое ценное, конечно... Столкнулись с тем, что, когда хоронили, даже ни фотографии, ничего не было. Вот это, что в морге отдали - цепочка его и колечко", - говорит Татьяна Ефремова.

В дом, в котором они прожили 15 лет, прилетело 6 снарядов. Сгорело всё - документы, деньги, вещи, мебель, бытовая техника, машина.

Ее убытки посчитали городские власти. На восстановление дома и имущества кабинет министров тогда выделил Тане - 311 тысяч гривен. Это около 13 тысяч долларов.

Мне сорок лет, без мужа, с ребенком на руках, и без ничего совсем"

"Считается, что на эти деньги я могу восстановить дом, купить мебель, все вещи, обувь, посуду, машину. Мне сорок лет, без мужа, с ребенком на руках, и без ничего совсем. То есть вот даже вещи, которые на мне - это сестра, друзья, знакомые приносили. То есть мне одеть даже нечего было, извините, до трусов", - рассказывает Татьяна.

Строители подсчитали: за выделенные деньги возведут стены, накроют их крышей, возможно, хватит на пол. Ни о каких комуникациях, ремонте или покупке вещей-мебели речь идти не может. Глава Донецкой области объясняет: в Украине не предусмотрены выплаты за частное жилье, разрушенное терористами.

"Коммунальное имущество восстанавливать мы имеем право из бюджета. Это многоквартирные дома, школы, детсады. Но по частному сектору возмещение убытков сегодняшним законодательством не предусмотрено. По микрорайону Восточному было принято отдельное постановление Кабмина, там выделили 11 миллионов гривен", - рассказывает Павел Жебривский, председатель Донецкой областной военно-гражданской администрации.

По частному сектору возмещение убытков сегодняшним законодательством не предусмотрено"

Замминистра регионального развития, строительства и ЖКХ говорит: его ведомство готовит новое постановление Кабмина

"Это постановление гарантирует компенсацию денег за полностью разрушенные дома, где-то в размере 150 тысяч гривен. Дом в селе, которое находится на линии разграничения, например, в Трехизбенке, где-то так и стоит", - поясняет Роман Абрамовский, заместитель министра регионального развития, стриотельства и ЖКХ Донецкой области.

Но, соглашается Абрамовский, в Мариуполе за такие деньги дом не купишь. Поэтому обещает чиновник, министерство сформирует комиссию, чиновники поедут-посмотрят, как идет восстановление домов и квартир. В случае с Татьяной сумма выплат, возможно, будут пересмотрена. Пока же она с ребенком живет у родителей.

Ирина Клименко, Максим Дрозденко, Юлия Дрозд, Донецкая область, "Настоящее время"

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG